ИНГУШЕТИЯ ПОД ФЛАГОМ НАРОДНОГО ПРОТЕСТА

4 Декабря 2018

Решение Юнус-Бека Евкурова заключить соглашение об уточнении границ с Чечней 26 сентября 2018 года, судя по всему, соответствовало его убеждению в том, что он как глава Республики Ингушетия является единственным, кто может говорить от лица ингушского народа. Однако Юнус-Бек Евкуров , видимо, всегда был готов к тому, чтобы пожертвовать своим народом ради достижения собственного комфорта. Изначально появление народных лидеров в Ингушетии было многоплановым гамбитом, тем не менее, его цель была сравнительно простой: защита ингушских ценностей и родовых башен, а также наложение новых реалий на использование альтернативного политического итога в Ингушетии, не обязательно за счёт Москвы и, тем более, не за счёт кооперации с кабинетом Юнус-Бека Евкурова, но непременно за счёт собственных сил и способности к общественной самоорганизации.



То, что мотивировало ингушский протест, было более отчаянное социально-политическое положение Ингушетии после территориальных потерь 1992 года на осетино-ингушской границе. Простой народ во время митингов озвучил тревогу, заставив федеральный центр встать на дыбы, чтобы, с одной стороны, взять под свою эгиду народные волнения, а, с другой, увести протест от целей восстановления исторической справедливости. Все это вынудило рядовых граждан придумать собственный план спасения своей национальной идентичности, своей Родины, тогда как к Москве они уже не испытывают никакого доверия. Более того, в свете инициированного ингушского протеста жители Ингушетии, в большинстве своем, перестали себя считать частью России: для них Россия и Ингушетия - два разных, не связанных с собой, мира. Но в этом есть доля вины самой Москвы, которая перестала обращать внимание на Кавказ, будучи занятой проблемами Сирии и Украины. А Кавказ, в целом, и Ингушетия, в частности, давно кричат о помощи. Но Москва не слышит. Москва занята "крупными проблемами геополитики", не замечая то, что происходит у нее под носом. Происходит лишь то, что Северный Кавказ вслед за Ингушетией может быть навсегда потерян Россией, если Москва не начнет оперативно и мирно реагировать на происходящие там социально-политические процессы. Теперь, когда ингушский протест, судя по всему, определенно превратился в процесс дезинтеграции республики, одним из ключевых факторов, определяющих будущее Ингушетии, является точный характер и долговечность отношений между двумя политическими субъектами, которые втянуты в протест - Москва и Магас. Федеральный центр и ингушская республика находились в иерархии подчинения, но их отношения до сих пор оставались загадкой. Магас всегда хотел чуть больше прав и привилегий, но Москва не могла этому способствовать. При Юнус-Беке Евкурова ситуация приобрела совершенно извращённые формы, когда российские реалии вступили в противоречие с национальными традициями и идеалами. Недавние митинги в Ингушетии, вызванные территориальными притеснениями, начали освещать эту проблему, раскрыв набросок позиции Москвы, которая вызывает беспокойство в ингушском обществе. Магас и Москва уже расходятся. И теперь есть свидетельства, что ингуши готовы к радикальным мерам для защиты своих родовых башен, даже если для этого им придется вступить в конфронтацию с Москвой.



Денис КОРКОДИНОВ
«МИРОВОЕ СООБЩЕСТВО»
Магас, Ингушетия

Поддержать журнал
ДЛЯ РАСПРОСТРАНЕНИЯ ПУБЛИКАЦИИ ПО СОЦИАЛЬНЫМ СЕТЯМ, ЖМИТЕ НА ЭТИ ЗНАЧКИ



Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение
 
НАШИ ДИАЛОГИ
НАША ИСТОРИЯ