Конституция Российской Федерации и гарантированные в ней права – миф?

18 Апреля 2017

Согласно статье (ст.) 2 Конституции Российской Федерации (КРФ) человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства.

Председателю Следственного Комитета (СК) РФ и Генеральному Прокурору РФ мной (с приложением доверенностей от имени моих родственников) своевременно были поданы заявления по факту нарушения наших конституционных прав и по факту преднамеренного лишения судом нас права обжалования. Поэтому просили обязать суды предоставить нам ранее не предоставленные неправосудные судебные акты для их дальнейшего обжалования в вышестоящих судебных инстанциях, а также признать нас потерпевшими и возместить причиненный преступлениями ущерб.

Суть преступлений:


Государством попраны наши права, гарантированные ст.35 Конституции РФ:


Рейдерский захват жилья предполагает совершение правонарушителями заведомо незаконных действий, обеспечивающих переход права собственности на жилье от законного собственника к злоумышленнику или в собственность иных лиц, находящихся с ним в сговоре. Такой переход может быть осуществлен на основании вступившего в законную силу решения либо приговора суда.

«Правоохранителем» в звании майора, тесно взаимодействовавшей с судом Белгородской области и, обладающей обширными связями, был незаконно совершен рейдерский захват нашей наследственной квартиры, находящейся в общей долевой собственности с ее матерью. Вследствие чего мы не имели права доступа в свою наследственную квартиру. Однако, защищая интересы коллеги, лица особого статуса стали ее пособниками в рейдерстве. Поскольку:


1. Суд при участии в деле прокурора и, не истребовав по нашему ходатайству документов, имеющих значение для исхода дела, – необоснованно отказал нам в устранении нарушений, чинимых рейдерщицей к нашему доступу в наследственную квартиру. При этом, отказал нам и в выплате компенсации за наши доли, исходя из их среднерыночной стоимости с прекращением общей долевой собственности с матерью рейдерщицы, – сославшись на отсутствие у нее денежных средств. Встречный к нам иск ответчиками не предъявлялся.

2. Но, уже после вынесения вышеизложенного решения и, еще до предоставления его нам для обжалования, эта же судья незаконно приняла к производству встречный к нам иск по тому же предмету спора от ответчиков в том решении, – что запрещено Законом. И, уже при наличии апелляционной жалобы на то решение, молниеносно лишила нас права собственности, – что запрещено Законом. В пользу матери рейдерщицы, не нуждающейся в жилье, – с целью неосновательного обогащения, что также запрещено Законом. Не имеющей права преимущественного выкупа (ее отказ от выкупа по среднерыночной стоимости отражен в решении суда по нашему иску), – что позволило бы нам продать свои доли другим покупателям, исходя из их среднерыночной стоимости. С неадекватной за нее компенсацией (исходя из технической оценки БТИ каждой доли в отдельности), – что запрещено Законом. Обязав нас оплатить коммунальные услуги, – за все годы нарушения наших прав. При этом, встречный иск был рассмотрен в наше отсутствие и, без нашего на то согласия, – что запрещено Законом. По причине ненадлежащего судом извещения о времени и месте судебного заседания. Грубо нарушив наше конституционные права и правовые нормы:

- Определения Конституционного Суда (КС) РФ от 07.02.2008г. № 242-О-О; от 19.02.2009г. № 102-О-О; от 13.10.2009г. № 1359-О-О; от 19.10.2010г. № 1322-О-О; совместное Постановление Пленума ВС РФ и ВАС РФ № 6/8 от 01.07.1996г. постановившими, что «…Закон не предусматривает возможность заявления одним участником общей собственности требования о лишении другого участника права на долю с выплатой ему компенсации, даже если этот участник не имеет существенного интереса в использовании общего имущества и его доля незначительна»;

- Постановления Пленума ВС РФ от 10.06.1980г. № 4 «О некоторых вопросах практики рассмотрения судами споров, возникающих между участниками общей собственности на жилой дом» об определении компенсации за собственность.

Кроме того, на самом деле наше право наследования было принудительно и безвозмездно конфисковано. Поскольку, даже неадекватную компенсацию суд никому так и не перечислил. В том числе наследнице, указанной в решении суда и уже давно ушедшей из жизни.

3. Судом незаконно был принят к производству фиктивный иск рейдерщицы, заявленный ею от имени газоснабжающей организации. Кроме того, в отсутствие документов, подтверждающих соблюдение для данной категории досудебного порядка урегулирования спора, по нему было вынесено решение о взыскании с нас «долгов» за газ (за приготовление пищи на плите). Несмотря, что при расчете платы за газ учитывается количество именно зарегистрированных или установленных актом граждан, проживающих в жилом помещении.

Вследствие противоправных действий рейдерщицы и ее пособников нам был причинен материальный ущерб в особо крупном размере и моральный вред. При этом, рейдерщица спокойно продолжает жить в незаконно захваченной ею квартире, – по согласию своей матери, незаконно ставшей единственной собственницей наследуемой квартиры. И, имеют возможность продать бесплатно доставшуюся квартиру по ее рыночной цене.


При лишении меня прав, гарантированных ст.41
Конституции РФ:


После снятия старых протезов и лечения зубов в стоматологической поликлинике, я обратилась в частную платную клинику с целью обновления протезов. Врачом-ортопедом, являющимся ее генеральным директором, мне были оказаны дорогостоящие услуги, – которые оплатили мои дочери. Вследствие небрежности и халатности при протезировании им был причинен тяжкий физический вред моему здоровью: были сломаны мои здоровые зубы под корень, – которые он запломбировал с установкой штифтов. После возникшего в них периодонтита оперировал (как выяснилось позже, имея лицензию лишь на ортопедическую деятельность), что потребовало длительного лечения. При корректировке смыкания зубов вместо подгонки протезов обточил мои здоровые зубы, повредив их еще и надколом. Будучи неконфликтным человеком и, веря в демонстрируемое врачом раскаяние, я только мечтала о скорейшем завершении протезирования, затянувшимся на долгие месяцы. Однако, уже через три месяца после завершения почти все установленные им протезы слетели, а на оставшихся рассыпалась белая облицовка. Протезы не соответствуют форме зубов, в связи с чем в щели забивается пища, которую трудно удалить. Что являлось источником постоянных воспалений.

То есть, цель протезирования в восстановлении формы зубов и их функции, не была достигнута. На предъявленную врачу-ортопеду претензию циничный ответ на нее мне доставила на дом дочь старшего помощника прокурора города, представившись его адвокатом (она же представляла его интересы в первом судебном заседании). Поэтому я вынуждена была обращаться в различные областные инстанции. Которые вместо защиты нарушенных прав стали пособниками врача-ортопеда. Поскольку:


1. На мои заявления и жалобы по этому поводу, а также на отказ клиники, где проходила лечение зубов до их протезирования, в выдаче мне моей медкарты в связи с ее «утратой», а также врача-ортопеда, грубо отказавшего мне в ее выдаче, – не последовало мер прокурорского реагирования. Прокуратура Ростовской области (РО) упорно хранила молчание. Медицинские органы РО также не реагировали должным образом. Не было проведено служебное расследование, не обязали выдать и мои медкарты. Более того, как оказалось, способствовали фальсификации всех медицинских документов и заключений в них голословным диагнозом «пародонтит», – в отсутствие рентгенологических, лабораторных и инструментальных обследований.

2. Я вынуждена была обратиться с иском в суд, где были указаны все противоправные действия врача-ортопеда с причинением тяжкого вреда моему здоровью. Чему не требовалось никаких иных доказательств, – при внешнем виде моего обезображенного лица и полости рта. Уже в суд врачом-ортопедом была представлена «моя» медкарта, без моей подписи – ее фиктивности я представила суду доказательства, не оспоренные ответчиком (имеются в деле). Судом была назначена судебно-медицинская экспертиза (СМЭ), устанавливающая характер и степень тяжести причиненного вреда моему здоровью и были озвучены вопросы. Однако, втайне от меня вопросы к экспертам СМЭ были изменены. Также, втайне от меня, СМЭ была «проведена» экспертами в мое отсутствие и сопутствующих обязательных документов (что недопустимо без установления характера и степени тяжести при причинении вреда здоровью), – по материалам дела с фиктивными и фальсифицированными документами. Кроме того, уже для экспертов СМЭ нашлась моя медкарта, ранее «утраченная» для меня поликлиникой, но с очевидными фиктивными дописками о моей неуравновешенности (в предыдущем судебном заседании врач поликлиники опровергла это обвинение врача-ортопеда в мой адрес, что зафиксировано в судебном протоколе). И, о диагнозе мне «пародонтит», – без диагностики и, ознакомления меня с ним. О чем я узнала только по получении заключения экспертов СМЭ с исключением вины врача-ортопеда и, возложением ее на меня, – мое «заболевание». Которое являлось заведомо ложным также еще по одному основанию: при пародонтите Законом вообще запрещено протезировать, – о чем эксперты СМЭ знали, но не указали в заключении.

На основании вышеизложенных доводов я просила суд о назначении повторной или дополнительной СМЭ, но получила устный отказ. Таким образом, иск был рассмотрен судом без проведения судебно-медицинской экспертизы (СМЭ), устанавливающей характер и степень тяжести причиненного мне вреда и, – в отсутствие прокурора. А также в отсутствие специалистов Росздравнадзора и Роспотребнадзора, – об участии которых я ранее ходатайствовала и, определений по ним об отказе вынесено не было. Чье участие при причинении вреда здоровью определено Законом, а их заключения влияли на исход дела. Что исключило бы неправосудное решение, вынесенное по моему иску с отказом в судебной защите на основании заведомо ложного заключения экспертов СМЭ по материалам дела. С грубым нарушением правовых норм:

- Постановления Пленума ВС РФ от 28.06.2012г. № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей»;

- Письма Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека от 24.03.2008г. № 01/2555-8-32 «Об оптимизации форм и методов работы по рассмотрению обращений потребителей», где указаны последствия отказа суда в привлечении Роспотребнадзора для дачи заключения по делу.

Вследствие противоправных действий врача-ортопеда, причинившего очевидный тяжкий вред моему здоровью и его пособников, я была лишена права на возмещение понесенных мной убытков при протезировании и компенсации для устранения вреда, – при всех очевидных физических и моральных страданиях. Более того, согласно ст.96 ГПК РФ расходы, понесенные на экспертов по инициативе суда, должны возмещаться за счет средств федерального бюджета, – но суд их взыскал с меня. И, расходы причинителя вреда на защиту.

Тем самым мне был причинен материальный ущерб в крупном размере, физический и моральный вред. При этом, его причинитель спокойно продолжает оказание услуг широкого спектра и калечить здоровье других людей, а при случайных встречах хохотать мне в лицо.


Кроме того, с целью вынесения вышеизложенных неправосудных решений на всех судебных стадиях судами были допущены общие нарушения наших процессуальных и материальных прав в соответствии с правовыми нормами:

- Постановления Пленума ВС РФ от 24.06.2008 № 11 «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству»;

- Положения о едином порядке регистрации уголовных дел и учета преступлений, согласно которого судьи являются должностными лицами, правомочными осуществлять прием сообщений о преступлениях и оформлять их в соответствии с требованиями УПК РФ;

- Постановления Пленума ВС РФ от 19.12.2003г. № 23 «О судебном решении».

Решения нами обжаловались в соответствии с Гражданским процессуальным кодексом РФ. Но, только по фиктивному иску (п.3 по вопросу наследования) судом было предоставлено незаконное определение об отказе в передаче кассационной жалобы для рассмотрения президиумом Белгородского Облсуда, – в отсутствие оснований, установленных ст.379.1 ГПК РФ. В сопроводительном же письме сообщалось, что отказ дальнейшему обжалованию не подлежит.

По остальным делам суды не предоставили ни мне, ни другим заинтересованным лицам вынесенные по жалобам судебные акты. На обращения по этому поводу поставили меня в бесправное положение: где отсутствием ответа, где голословным утверждением об их «направлении», – чему у суда не могут иметься подтверждения, установленные Инструкцией по судебному делопроизводству. При этом, на требование о проведении служебной проверки по факту мошенничества и фальсификации, – необоснованно отказывали в ней.

Одновременно мной были поданы жалобы в медицинские органы РО и РФ, а также в правоохранительные органы РО по всем фактам мошенничества и фальсификации, способствовавшим вынесению неправосудного решения при причинении вреда моему здоровью. В т.ч. по многочисленным фактам правонарушений врачом-ортопедом при осуществлении его предпринимательской деятельности и клиники, – с целью уклонения от уплаты налогов, соответствующих реальным доходам. И, по факту причинения вреда моему здоровью оказанием ненадлежащих медицинских услуг. Однако, ими было отказано в защите.

Медицинские органы ссылались на компетенцию правоохранительных органов. А правоохранительные органы города и РО, ранее упорно хранившие молчание, уже официально крышевали его деятельность, а по факту причинения вреда здоровью незаконно ссылались на вынесенное неправосудное решение, – в нарушение Постановления Конституционного Суда (КС) РФ № 30-П от 21.12.2011г. Где указано, что «…Обстоятельства фальсификации доказательств как уголовно наказуемого деяния не составляют предмета доказывания по гражданскому делу… В развитие предписаний статьи 4 Протокола № 7 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод процессуальное законодательство РФ (пункты 2 и 3 части второй статьи 392 ГПК РФ) относит к числу оснований пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам, в частности, заведомо ложное заключение эксперта, фальсификацию доказательств, повлекшие за собой принятие незаконного или необоснованного судебного акта, преступления сторон, других лиц, участвующих в деле, преступления судей, совершенные при рассмотрении и разрешении данного дела, которые установлены вступившим в законную силу приговором суда… В силу объективных и субъективных пределов действия законной силы судебного решения для органов, осуществляющих уголовное судопроизводство, не могут являться обязательными обстоятельства, установленные судебными актами других судов. Если этими актами дело по существу не было разрешено или если они касались таких фактов, фигурировавших в гражданском судопроизводстве, которые не являлись предметом рассмотрения и потому не могут быть признаны установленными вынесенным по его результатам судебным актом..».

В силу требований ст.ст.6 и 79 Федерального конституционного закона «О КС РФ» решения КС действуют непосредственно и не требуют подтверждения другими органами и должностными лицами. Эти решения обязательны на всей территории РФ для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений. Таким образом, с целью укрытия преступлений по всем вышеизложенным фактам многочисленными инстанциями преднамеренно не соблюдались правовые нормы КРФ, Постановлений ВС РФ и КС РФ, а также федерального законодательства РФ.


Как следует из Федерального закона «О противодействии коррупции» от 25.12.2008 № 273-ФЗ «...Коррупция – это злоупотребление служебным положением, злоупотребление полномочиями, либо иное незаконное использование физическим лицом своего должностного положения вопреки законным интересам общества и Государства в целях получения выгоды в виде имущественных или неимущественных прав для себя или для третьих лиц».

В Постановлении Пленума ВС РФ от 27.12.2002г. № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» даны разъяснения, что «…кража и грабеж считаются оконченными, если имущество изъято и виновный имеет реальную возможность им пользоваться или распоряжаться по своему усмотрению».

Согласно ст.6 УПК РФ назначением уголовного судопроизводства является защита прав лиц, потерпевших от преступлений.

Согласно ст.42 УПК РФ потерпевшим является физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный и моральный вред. Ему обеспечивается возмещение имущественного вреда, причиненного преступлением.

Согласно ст.2 УК РФ задачами настоящего Кодекса являются: охрана прав и свобод человека и гражданина, собственности, общественного порядка и общественной безопасности, конституционного строя РФ от преступных посягательств, обеспечение мира и безопасности человечества, а также предупреждение преступлений.

Согласно ст.14 УК РФ преступлением признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное настоящим Кодексом под угрозой наказания.

Согласно ст.25 УК РФ преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия).

Согласно ст.29 УК РФ преступление признается оконченным, если в совершенном лицом деянии содержатся все признаки состава преступления, предусмотренного УК РФ.

Согласно ст.43 УК РФ наказание применяется в целях восстановления социальной справедливости, а также в целях исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений.

Согласно ФЗ «О Следственном Комитете РФ» от 28.12.2010 № 403-ФЗ основными задачами СК РФ являются оперативное и качественное расследование преступлений в соответствии с подследственностью, установленной УПК РФ, обеспечение законности при приеме, регистрации и проверке сообщений о преступлениях, возбуждение уголовных дел, а также защита прав и свобод человека и гражданина.

Согласно ч.4 и ч.5 п.1 ст.448 УПК РФ решение о возбуждении уголовного дела по факту совершения деяний, содержащих признаки преступления, в отношении судей областного суда и иных судей принимает Председатель СК РФ, – с согласия соответствующей квалификационной коллегии судей (ККС).

Согласно ч.10 п.1 ст.448 УПК РФ решение о возбуждении уголовного дела (или отказе в нем) по факту совершения деяний, содержащих признаки преступления, в отношении в отношении вышестоящих прокуроров, руководителей и следователей вышестоящих следственных органов, – Председателем СК РФ или его заместителем.

Положение единого порядка организации приема, регистрации и проверки сообщений о преступлениях распространяется на все правоохранительные органы, имеющие право на возбуждение и расследование уголовных дел, в т.ч. на органы прокуратуры.

Согласно ФЗ «О прокуратуре РФ» от 17.01.1992г. № 2202-1-ФЗ прокурор осуществляет надзор за соблюдением КРФ и исполнением законов. При наличии оснований полагать, что нарушение прав и свобод человека и гражданина имеет характер преступления, он принимает меры к тому, чтобы лица, его совершившие, были подвергнуты уголовному преследованию.

Согласно ст.44 ФЗ «О Следственном Комитете РФ» Генеральный прокурор осуществляет надзор за исполнением законов СК РФ при приеме и регистрации сообщений о преступлениях.

Кроме того, в Постановлении от 18.10.2011 N 23-П «По делу о проверке конституционности положений ст.ст.144, 145 и 448 УПК РФ и п.8 ст.16 Закона РФ «О статусе судей в РФ» КС РФ указал, что: «…Согласно статье 448 УПК РФ, регламентирующей принятие решений о возбуждении уголовных дел в отношении отдельных категорий лиц, решение о возбуждении уголовного дела в отношении судьи принимается Председателем СК РФ с согласия соответствующей ККС. Аналогичная норма содержится в ст.16 Закона РФ от 26.06.1992г. № 3132-1 «О статусе судей в РФ», которая, кроме того, обязывает ККС в 10-дневный срок после поступления представления Председателя СК РФ принять мотивированное решение по вопросу о даче согласия на возбуждение уголовного дела в отношении судьи (п.3), в том числе отказать в даче такого согласия в случае, если она установит, что возбуждение уголовного дела в отношении судьи обусловлено позицией, занимаемой судьей при осуществлении им судейских полномочий (п.8)…Несменяемость и неприкосновенность, будучи элементами конституционно-правового статуса судьи, не являются его личной привилегией как гражданина, на что неоднократно указывал КС РФ (Постановления КС РФ от 07.03.1996г. № 6-П, от 19.02.2002г. № 5-П, от 28.02.2008г. № 3-П и др.)…Такой подход корреспондирует международным стандартам и рекомендациям в сфере правосудия… не предполагается ограждение судьи, совершившего преступление, от уголовной ответственности - иное приводило бы к искажению конституционного смысла судейского иммунитета, а также к нарушению конституционных прав потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью (Определения КС РФ от 16.12.2004г. № 394-О, от 07.02.2008г. № 157-О-О и др.)…не ставится под сомнение возможность разрешения в установленном законом порядке вопроса о проведении в отношении судьи предусмотренных УПК РФ действий для проверки сообщения о преступлении и возбуждении по результатам этой проверки уголовного дела по признакам других, как правило, сопутствующих преступлению, предусмотренному ст.305 УК РФ, составов преступлений, таких как «Мошенничество» (ст.159), «Злоупотребление должностными полномочиями» (ст.285), «Превышение должностных полномочий» (ст.286), «Получение взятки» (ст.290)…».

Из интернет-интервью Председателя КС РФ В.Д.ЗОРЬКИНА от 15.06.2009г. http://www.consultant.ru/law/interview/zorkin3/ также следует: «…Конституционный Суд неоднократно указывал, что требование эффективного восстановления в правах посредством правосудия предполагает необходимость пересмотра ошибочных судебных актов, даже в тех случаях, когда они вступили в законную силу (Постановления КС РФ от 02.02.1996г. № 4-П; от 03.02.1998г. № 5-П; от 11.05.2005г. №5-П; от 05.02.2007г. 2-П). Поэтому никакая "судейская солидарность" не может служить оправданием ограничения права граждан на эффективную судебную защиту.

Личная ответственность судьи за выполнение им своих профессиональных обязанностей установлена законодательством, в частности Законом РФ "О статусе судей в РФ". Как указал КС, несменяемость и неприкосновенность судьи, будучи элементами его конституционно-правового статуса и одновременно гарантиями самостоятельности и независимости судебной власти, являются не личной привилегией, а средством защиты публичных интересов, прежде всего интересов правосудия, цель которого – защита прав и свобод человека и гражданина (статья 18 КРФ). Это не только не исключает, а предполагает повышенную ответственность судьи за выполнение им профессиональных обязанностей, соблюдение законов и правил судейской этики (Постановления КС РФ от 07.03.1996г. № 6-П и от 19.02.2002г. № 5-П)… КС РФ многократно указывал: правосудие по самой своей сути признается таковым лишь при условии, что отвечает требованию справедливости и обеспечивает эффективное восстановление в правах. Право на доступ к правосудию в равной мере обеспечивается каждому – и обвиняемому, и потерпевшему… Решения КС РФ обязательны для всех. И, если суд вынес решение, противоречащее правовой позиции КС РФ, то оно по определению будет являться конституционно дефектным и должно быть отменено в рамках профильного судебного контроля или надзора соответствующими инстанциями…Если норма признана неконституционной, дела заявителей должны быть пересмотрены безотносительно к истечению сроков исковой давности… Согласно ГПК РФ пересмотр вступивших в силу решений возможен по вновь открывшимся обстоятельствам. К числу этих обстоятельств ГПК относит признание КС закона, примененного судом в данном деле, не соответствующим Конституции РФ… Выполнение этой обязанности должно быть абсолютным. Иное можно расценивать лишь как грубейшее нарушение конституционного правопорядка!...».

Неотвратимость наказания – главный козырь против коррупции, гарантирующий соблюдение Конституции РФ и основанных на ней законов.

На расширенном заседании коллегии Генпрокуратуры РФ Президент также обязал прокуроров активизировать работу по обеспечению безопасности людей, защите их социальных прав, подавлению криминальных угроз для экономики, очищению власти от коррупции. И, поставил задачу самым жестким образом реагировать на нарушения при приеме и регистрации сообщений о преступлениях, на любые факты фальсификации учетных документов.

Однако, несмотря на очевидные факты преступлений в отношении нас, заявления не были зарегистрированы в книге учета преступлений. Т.е., были скрыты от единого статистического учета заявлений и сообщений о преступлениях, состояния преступности, раскрываемости преступлений, состояния и результатов следственной работы и прокурорского надзора. Поскольку мы получили на них не процессуальные и неадекватные отписки, не соответствовавшие изложенным в заявлениях фактам и доводам, – за подписью неправомочных на то должностных лиц Генпрокуратуры РФ и СК РФ, с грубым нарушением сроков, установленных ст.145 УПК РФ. При этом издевательски сообщали, что «…обжалование судебных актов осуществляется в порядке, установленном ГПК РФ…». В связи с чем так и не предоставленные нам преступным путем неправосудные судебные акты, о чем мы указывали в заявлениях и просили их предоставить, обрели законную силу.

По поводу чего мы неоднократно подавали жалобы Генпрокурору РФ и Председателю СК РФ. Но и на них получали аналогичные отписки с грубым нарушением сроков, установленных ст.124 УПК РФ, – с отказом в государственной защите. За подписью тех должностных лиц, на кого жаловались. Тем самым исключив процессуальную деятельность и принимаемые в ее процессе мотивированные по каждому факту преступлений решения.

Генпрокурор РФ, Председатель СК РФ и Председатель ВС РФ (члены Совета по противодействию коррупции), представляют высшую правоохранительную Власть и несут персональную ответственность за выполнение задач в установленных сферах их деятельности.

Где главной целью уже давно является оказание услуг по социальному признаку: обеспеченным и власть имущим. Извлечение доходов из своей должности и укрывательство преступлений. Вследствие чего правом на Закон обладают только равные стороны. В остальных случаях, права граждан – демагогия. Народ стонет от повсеместной криминализации и коррупции. Особенно опасных в органах, где получая хорошее жалованье и льготы, которые основному населению страны и не снятся, – обязаны защищать нарушенные права граждан, а не нарушать их самим. Из чего следует умышленное уклонение от исполнения возложенных на судебные и правоохранительные органы Государством задач. Или о неспособности их выполнять. Дискредитируя и так низкий авторитет ведомств.

В связи с чем мы вынуждены были неоднократно обращаться в адрес: Совета при Президенте РФ по противодействию коррупции и, другие подразделения; Президента РФ; Общественной Палаты РФ; Совета Федерации РФ; Парламентских партий Госдумы РФ; также в рубрику на сайтах этих ведомств «сообщить о коррупции»; Общественного Антикоррупционного Комитета РФ; Общероссийского Народного Фронта, – с просьбой принять меры для защиты наших нарушенных конституционных прав. И, наказать виновных должностных лиц. Поскольку, Конституция РФ признает и защищает равным образом частную, государственную, муниципальную и иные формы собственности, а также охрану здоровья. Нарушения закрепленных в ней норм и общепризнанных норм международного права (соответственно прав граждан) являются очевидными правонарушениями, не требующими никаких иных доказательств. В соответствии с этим, Уголовным кодексом (УК) РФ к преступлениям против собственности, а также жизни и здоровья отнесены общественно опасные посягательства на все ее формы. Сюда входят и умышленные деяния, корыстные и некорыстные, соединенные с завладением имуществом. Согласно которого виновные лица должны быть привлечены к правовой ответственности, – в зависимости от тяжести содеянного. В охране перечисленных в КРФ норм задействована вся система органов государственной власти.

Однако, обращения направлялись в СК РФ и Генпрокуратуру РФ, – в отсутствие парламентского и президентского контроля. Не было должного контроля даже при изложенных фактах вновь открывшихся обстоятельств (в доказательство чего были приложены постановления нотариуса):


Вновь открывшиеся обстоятельства при лишении нас прав, гарантированных ст.35 Конституции РФ:


После смерти третьей наследницы спорной квартиры оказалось, что она была незаконно лишена нотариусом правопреемственности после смерти своего мужа, являвшегося наследником общей долевой собственности. Поэтому она не могла являться субъектом спорных правоотношений по всем трем неправосудным решениям, которые являлись для всех нас общими решениями, – о чем нам стало известно только при вступлении их дочери в наследство. В связи с чем дочерью было подано заявление нотариусу о выдаче ей дополнительного свидетельства в порядке правопреемственности. На которое в феврале 2016г. она получила постановление нотариуса об отложении совершения нотариального действия. А в марте 2016г. ею был получен отказ в совершении нотариального действия, где нотариус ссылается на решение суда, лишившего ее мать «права наследования», в действительности не имевшей его.

Поведение нотариуса, преднамеренно нарушившего правовые нормы при осуществлении нотариальных действий в отношении матери, а затем ее дочери вопреки задачам своей деятельности, также является законченным преступлением, подлежащим уголовному преследованию.

Кроме того, в это же время нам стало известно о совместном Постановлении Пленума ВС РФ и ВАС РФ № 10/22 от 29.04.2010г. по спорам о правах на недвижимое имущество. Где разъяснено, что только государственная регистрация прав на недвижимое имущество является юридическим актом признания и подтверждения Государством возникновения или прекращения прав на недвижимое имущество.

Из чего следует, что и остальные наследники не являлись субъектами спорных правоотношений по решениям, изложенным в пунктах 2-3. Поскольку, в ожидании устранения судом иллюзорности наших прав, мы их не регистрировали. Надеясь на вынесение справедливого и окончательного решения по нашему иску.

Вновь открывшиеся обстоятельства в очередной раз доказывают очевидную противоправность деяний пособников рейдерщицы, которые обязаны были знать эти факты, препятствующие вынесению неправосудных решений. Но умышленно их от нас скрыли, – преследуя цель лишить нас права наследования и, права обжалования судебных актов.


Вновь открывшиеся обстоятельства

при лишении меня прав, гарантированных ст.41
Конституции РФ:


В январе 2016 года я лишилась еще двух зубов, выпавших вместе с протезами (вследствие щелей в протезах, в которые постоянно попадала пища), установленными врачом-ортопедом. Лишившего меня халатным «протезированием» почти всех зубов и, изуродовав оставшиеся. В результате чего я долгие годы переношу сильнейшие воспаления и боли, не могу полноценно принимать пищу, живу с обезображенным лицом и полостью рта. Что является очевидным фактом грубого нарушения общепринятых медицинских технологий при протезировании. И, продолжает создавать угрозу для моей жизни и здоровья.

Характер и размер вреда, причиненного преступлением, относятся к обстоятельствам, подлежащим доказыванию по уголовному делу (ст.73 ч.1 п.4 УПК РФ). В соответствии с главой 6 УПК РФ потерпевший, гражданский истец и их представители относятся к участникам судопроизводства со стороны обвинения.

Согласно ст.208 Гражданского кодекса (ГК) РФ требования о возмещении вреда, причиненного здоровью, – не имеют срока исковой давности.

Приказом Генерального Прокурора РФ № 181 от 26.04.2012 года «Об обеспечении участия прокурора в гражданском процессе» установлено, что основными обязанностями прокуроров, обеспечивающих участие в гражданском процессе, являются:

- участие в рассмотрении судами первой, апелляционной, кассационной и надзорной инстанций дел, возбужденных по искам прокуроров в защиту прав, свобод и законных интересов лиц, указанных в ч.1 ст.45 ГПК РФ (без ограничения на обращение к прокурору граждан о защите охраны здоровья, включая медицинскую помощь). В т.ч., по заявлениям и представлениям о пересмотре судебных постановлений по вновь открывшимся или новым обстоятельствам;

- вступление в процесс на любой его стадии и дача заключений по делам о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью;

- апелляционное, кассационное и надзорное обжалование судебных постановлений по гражданским делам, перечисленным в ст.45 ГПК РФ и иным делам, в рассмотрении которых участвовал либо вправе был участвовать прокурор;

- рассмотрение обращений о проверке вступивших в законную силу судебных актов по гражданским делам, в которых участвовал либо вправе был участвовать прокурор.

Согласно п.2 ст.36 ФЗ «О Прокуратуре РФ» от 17.01.1992 N 2202-1 прокурор или его заместитель независимо от участия в судебном разбирательстве вправе в пределах своей компетенции истребовать из суда любое дело или категорию дел, по которым решение, определение или постановление вступили в законную силу. Усмотрев, что решение, определение или постановление суда являются незаконными или необоснованными, прокурор приносит протест в порядке надзора или обращается с представлением к вышестоящему прокурору. Проверяя дело, прокурор учитывает особенности оснований к возобновлению дел по вновь открывшимся обстоятельствам (ст. 333 ГПК).

Будучи малоимущим пенсионером (пенсии хватает только на оплату коммунальных услуг и, в таком же размере, долгосрочного ипотечного кредита), не доверяя по вышеуказанным основаниям «справедливому и беспристрастному» суду, я снова обратилась к прокурору, – уже с заявлением принять меры прокурорского реагирования для определения характера и степени тяжести причиненного протезированием вреда моему здоровью. И, обратиться в моих интересах в суд, – в соответствии с ч.1 ст.45 ГПК РФ. Однако им, затем вышестоящими правоохранительными органами, мне снова было необоснованно отказано в защите. Что еще раз доказывает противоправность деяний пособников врача-ортопеда.

Но, все оставалось, как прежде. Ни Генпрокурором, ни Председателем СК РФ и новым обстоятельствам не была дана правовая оценка.

Генпрокурор РФ, в чьих руках находится правовой механизм обеспечения верховенства Конституции РФ, – снова безмолвствовал. За него снова была дана (по электронной почте) не процессуальная и ничем не мотивированная ненадлежащего качества ксерокопия отписки, что нет оснований для принятия мер прокурорского реагирования, – за подписью должностного лица, неуполномоченного осуществлять надзор при приеме, учете, регистрации и разрешении сообщений о преступлениях Генпрокуратурой РФ и СК РФ.

Председатель СК РФ также безмолвствовал. За него также была дана не процессуальная отписка, что не сообщения о преступлениях, а «переписка» со мной прекращена, – за подписью должностного лица, неуполномоченного возбуждать уголовные дела в отношении лиц особого статуса.

Однако, уже на дальнейшие обращения по этому поводу вышеперечисленными государственными органами давались ответы о том, что их вмешательство в судебную деятельность, а также в деятельность прокурора и следователя не допускается. Но, ни в одном из своих обращений мы не просили о «вмешательстве в процесс правосудия или прокурора со следователем». Мы просили о защите наших нарушенных конституционных прав повсеместным несоблюдением правовых норм КРФ, правовых позиций КС РФ и ВС РФ, а также федерального законодательства РФ. В т.ч. Генпрокуратурой РФ и СК РФ, – при приеме, учете, регистрации и разрешении сообщений о преступлениях. Что предусматривало проведение проверки и, принятие по ней соответствующих мер, – без этого никакая борьба с коррупцией невозможна. Или хотя бы обязать Генпрокурора РФ выполнять свои прямые служебные обязанности, поручив ему устранить все допущенные нарушения Закона.

Действуя в рамках, установленных КРФ, Президент РФ правомочен обеспечивать соблюдение законов на практике, контролируя их исполнение органами исполнительной власти всех уровней, а также проводить кадровую политику. Тем самым обеспечивая защиту человека, его прав и свобод, являющихся по КРФ высшей ценностью в нашей стране. Но, на обращения в адрес Президента РФ, Управления Президента РФ по борьбе с коррупцией и в рубрику «сообщить о коррупции» были получены сначала аналогичные ответы, а затем сообщение о прекращении со мной переписки, – за подписью неуполномоченных на то должностных лиц (Управления Президента РФ по работе с обращениями граждан и организаций). Что было бы возможно только в двух случаях:

1) Если по обращению были приняты меры, а повторное обращение не содержит фактов длительно длящихся нарушений Закона;

2) Если обращение содержит нецензурную брань, выражения, оскорбляющие честь и достоинство других лиц.


Из чего можно сделать вывод, что в настоящее время наше право на обращение с жалобой во властные государственные органы не реализуется, государственные органы не обеспечивают конституционного права на защиту. Чем поставили нас в бесправное положение по социальному признаку, лишив нас права на доступ к правосудию, возмещение имущественного вреда, причиненного преступлениями. И, компенсации для устранения вреда, причиненного моему здоровью. Тем самым причислив преступников с пособниками к касте неприкасаемых. Что позволяет им уверовать в своей вседозволенности, бесконтрольности и безнаказанности, творить собственную анархию. Нарушая «охраняемые» Законом интересы общества и заставляя граждан терять веру в свое Государство.

В чем тогда заключается реализация основополагающих норм КРФ, правовых норм Постановлений ВС РФ и КС РФ и федерального законодательства РФ; Федерального Национального проекта «Здоровье», в т.ч. «Здоровые зубы – здоровый организм»; предусматривающих стандартизацию медицинских услуг и контроль за их качеством; Национального плана противодействия коррупции; Стратегии национальной безопасности? Из чего складываются общественные отношения: морально-нравственное воспитание общества; права и свободы человека и гражданина, собственность, общественный порядок, социальная безопасность, окружающая среда, конституционный строй. Ведь законы мало принимать, их нужно исполнять и, в случае их неисполнения – исключать безнаказанность виновных лиц. В каких тогда случаях гражданам можно рассчитывать на поддержку Государства? На президентский, парламентский и общественный контроль за деятельностью судебных и правоохранительных органов?

Еще И.В.Гёте сказал, что: «Судья, который не способен карать, становится, в конце концов, сообщником преступления». Что в нашей ситуации применимо ко всем государственным органам. Поскольку мы стучались во все государственные двери, но они оставались для нас закрытыми. Я и мои родственники (от имени которых я действую по доверенностям) не имеем финансовой возможности на оплату защиты, что препятствует краткому и грамотному изложению фактов в обращениях. Но приходится еще и изучать законы для защиты нарушенных прав, – физические и моральные силы на исходе.

Просим Вас помочь защитить наши нарушенные права. Обязуюсь предоставить любую информацию и документы, подтверждающие изложенные факты.

Против публикации в средствах массовой информации обстоятельств происшествия, сведений о ходе работы по нашему обращению, а также моих личных данных, не возражаю.


С уважением, Бойко Н.П., Сергиенко В.Ю. и Волошкина В.А.


346421, Россия, Ростовская область, г. Новочеркасск,

пр. Баклановский, 176, кв. 115

Поддержать журнал
ДЛЯ РАСПРОСТРАНЕНИЯ ПУБЛИКАЦИИ ПО СОЦИАЛЬНЫМ СЕТЯМ, ЖМИТЕ НА ЭТИ ЗНАЧКИ



Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение
 
НАШИ ДИАЛОГИ
НАША ИСТОРИЯ