Наши литераторы

  • ПОЛЕТ ПУЛИ

    20 Апреля 2011
    ПОЛЕТ ПУЛИ

    Сны бывают разные. Фееричные, манящие, сверкающие многоцветьем невообразимого и невысказуемого. И отвратительные до дрожи, до крика, кошмарные сны, неумолимо засасывающие в чёрную трясину смертной жути... Было бы заблуждением полагать, будто они исчезают безвозвратно. Нет, им некуда деться: рождённые под покровом ночи, они лишь делаются прозрачными для солнечных лучей, но остаются витать в надмирных пространствах, изо дня в день наслаиваются друг на друга - подобные множеству нитей, сплетаются в единую ткань с причудливыми узорами, прекрасными и пугающими одновременно. Эту ткань кроят как ангелы, так и демоны. Они кроят её и шьют одежды для утлого человеческого разума, воспроизводящего эфемерные сущности в неутомимой тщете спрятаться в них, спастись от наползающей тьмы. Так стоит ли удивляться, что разум порой, путая сон и явь, отказывается перешагнуть ту призрачную границу, которая их разделяет?
    Диме Кафтанову после Чечни чаще всего снилась… пуля. Разумеется, не сразу: выстрелу предшествовали долгий страх и игра в прятки с невесть где затаившимся снайпером. Однако затем раздавался звук, который ни с чем не спутаешь. И пуля летела, летела, с неуклонной стремительностью приближаясь к похолодевшему от ужаса Диме... Господи, до чего же не любил он эти сны.

  • БРИГАДИР

    19 Апреля 2011
    БРИГАДИР

    В сельсовете живёт привидение бригадира, травлёного дустом. "Сыпь, - горланит оно, - удобрения под посевы морквы и капусты!" "Трудоднёв, - говорит, - не поставлю я, если норму не выполнишь, контра!" И вахтёрша визжит припоздалая, и грохочут оброненно вёдра.
    Но не дремлет в посёлке милиция: участковый гоняется прытко по стреляющим в ночь половицам за ругающимся пережитком... И летучи мгновенья кромешные, и во мрак раздвигаются стены. И выходят из бездны зловещие и давно позабытые тени: стукачи, звеньевые, учётчики, активисты партийной ячейки, воровавшие силос работники и колхозный торчок Коробейкин...

  • НЕЖНАЯ МУЗЫКА СМЕРТИ

    …Мы все связаны друг с другом незримыми нитями. Они способны растягиваться и истончаться, но не рвутся никогда, пусть порой их не чувствуешь, однако это не значит, что ты освободился, они опутывают планету - знаешь, как на картинке типа: «найди выход из лабиринта» - потому что всё предрешено, и ты, сам того не замечая, выпускаешь их, как щупальца, удлиняешь, протягиваешь всё дальше и дальше, подобно деревьям, год за годом отращивающим корни, которые под землёй переплетаются с другими корнями, теряя свои начала и концы, становясь единым целым, таков естественный ход вещей… И только потом уже становится ясно, что никуда не деться. И никто не виноват, просто мы слишком многого ещё не знаем…
    Он говорит это, Алик Шиманский, а сам провожает взглядом тонкую девичью фигурку в неказистой униформе официантки. И вдруг, сорвавшись с места, догоняет её и трогает за плечо. Она оборачивается; у неё приятная мордашка, но вполне обычная, не понимаю, чем могла привлечь его эта белокурая лялька, перед ним такие стелятся пачками - впрочем, на лице Алика появляется растерянность; он разводит руками и что-то говорит девушке - видимо оправдывается. А потом возвращается за наш столик.

  • ПСЕВДОБОМБИСТ И ЛЫСАЯ ЛЮСТРА

    Какими бы маршрутами ни колесил по жизни его величество случай, на какие стёжки-дорожки ни сворачивал бы - они редко бывают торными, с толстым слоем хорошо укатанного асфальта, с разметкой, указателями и услужливыми фонарями вдоль обочин. Случай – он весьма беспристрастный и неразборчивый господин-товарищ, перед ним все равны, и это может служить некоторым утешением, если кто нуждается в таковом…

  • КАННИБАЛЫ

    14 Апреля 2011
    КАННИБАЛЫ

    Их схватили ночью. Связали гибкими лианами и поволокли в сельву под крики, бой барабана и матерное недоумение полковника Скрыбочкина, ещё не возвратившегося к полноценной умственной деятельности после вечерней выпивки и кошмарных снов о грядущей пенсии.
    Утром аборигены долго ощупывали пленников и сокрушённо качали головами: мясо казалось им далеко не первой категории. Отчего Скрыбочкина с Корецким решили откормить. Их привязали в тени пальмы и день и ночь насильным образом угощали дохлыми лягушками и сушёными тараканами, считавшимися здесь исключительно руководящим лакомством... В такой ситуации даже скудоумный догадался бы: их подготавливают к употреблению в пищу.
    Корецкий мучался предстоящей кончиной, плакал и умолял не обращавших на него внимания туземцев о чём-то противоестественном. А Скрыбочкин зло шептал:
    - Вот пусть тебя, дурня, пожрут, штоб ты потом в дерьмо превратился, раз дневальную службу нести по уставу не умеешь.
    Прошлое не давало ему покоя.


НАШИ
ДИАЛОГИ
НАША
ИСТОРИЯ
ПОДДЕРЖАТЬ
- АГЕНТСТВО -
ПОДДЕРЖАТЬ
- АГЕНТСТВО -