КАК РАСПОЗНАТЬ В РЕБЕНКЕ МАНЬЯКА

18 Февраля 2019

Безусловно, уровень культуры каждого народа и каждого отдельного человека определяется отношением к слабым: инвалидам, старикам, детям и животным.

В последнее время социальные сети пестрят фотографиями замученных животных и других проявлений детской жестокости. Избиения слабого одноклассника, жестокие драки, снятые на телефон, оскорбления и унижения и даже убийства стали совершаться совсем молодыми ребятами. Откуда в подростках столько агрессии и ненависти? Что движет ребенком во время совершения страшного деяния? А ведь часто эти ребята даже не достигли 14 – летнего возраста!

Давайте попробуем разобраться вместе, почему так происходит и что с этим делать?

Одним из самых сложных психологических этапов развития личности является подростковый период. Подросток уже не ребенок, но еще и не взрослый, у него уже есть свое мнение и интересы, но он еще нуждается в поддержке и любви взрослых.

С психологической точки зрения, жестокость подростков в основном является формой протеста против не любви, не понимания и не принятия его как личности. Т.е. одной из причин агрессивного, жесткого поведения ребенка является ощущения себя не нужным и не любимым, что причиняют внутреннюю боль и страдания. И в последствии «не любимый подросток» выражает свою боль через агрессию на более слабых и беззащитных.



Также в момент недополучения основных потребностей подростка внутри скапливается внутреннее напряжение и с помощью агрессии он снимает напряжение, которое уже не возможно переносить. Как правило, жестокие дети - это «заброшенные дети», до которых никому нет дела. В школе повесили ярлык «он плохой и злой» и уже никто не интересуется, что вообще с ним происходит, что им движет.

Конечно, огромное влияние на детей имеет семья. Как родители решают между собой конфликтные вопросы, как родитель своего пола заявляет о себе и добивается желаемого. Если ребенок растет в атмосфере насилия физического или психологического, то сложно от него требовать доброты и терпения к другим.

Часто подросток, который проявляет насилие по отношению к другим, подвергался насилию сам, терпел унижение, физические наказания, сексуальное домогательство, пренебрежение к своим потребностям.

Насилие порождает насилие.

Конечно, жестокие подростки не обязательно воспитываются в неблагополучных семьях. В своей практике я встречала случаи, когда в семье вообще не проявляли злость, агрессию, а ребенок рос маленьким монстром.

Однажды работая в школе, я вышла во двор, чтобы пообщаться с одним из, так называемых, «трудных подростков», который регулярно пропускал уроки и держал в страхе половину школы. Саша Голубенко сидел на лавочке, неохотно отвечал на мои вопросы и все это время хладнокровно отрубал лапы ящерицам, которых доставал из кармана. Мимика не выражала ничего, как будто маска на лице. В свои 13 лет он состоял на учете везде, где только можно состоять и сильно этим гордился. Сразу хочется рассказать длинную историю о жестоких родителях и семейном насилии. НО нет! Семья хорошая. Мама педагог, добрейшая женщина, уважает его как личность, соблюдает личные границы, пытается социализировать и т. д.

В 2011 году Саша был осужден за то, что нанес множественные ножевые ранения человеку.

В чем же дело? Что не так с Сашей?

Дело в том, что Саша не совсем понимает разницу между живым и неживым.

Есть прекрасный психологический тест - вопрос, который звучит так: какая разница между птицей и самолетом? Так вот, некоторые люди отмечают множество различий (больше крылья, меньше шумит, выше летает) но не выделяют основное различие: самолет не живой, а птица живая. Вот и Саша этих различий не видел, не так остро чувствовал чужую боль или страдания, не совсем понимал, что ящерице больно и у нее есть детки. Такой симптом называется эмоциональным притуплением. Можно ли по одной птице и самолету ставить человеку неутешительный диагноз? Как сказал профессор – психиатр из известного романа «Мастер и Маргарита», - «…Ну, главным образом Понтий Пилат, но и кальсоны тоже…». Дело в том, что эмоциональное охлаждение является одним из диагностических критериев психического расстройства.

По данным института Сербского, более 85% маньяков прежде, чем убивать людей, истязали животных. Слова психиатров наглядно подтверждают и факты биографии самых жестоких маньяков. Над собаками и кошками издевался известный маньяк Анатолий Сливко, перед тем, как убивать людей, занялся выращиванием кроликов, чтобы затем их убивать и разделывать. Серийный убийца Василий Кулик любил вешать кошек. Людоед Михаил Малышев сначала занимался тем, что убивал и съедал домашних животных.

По мнению руководителя Центра правовой и психологической помощи Михаила Виноградова, - «…Убийство животного – это уже диагноз. Нормальный человек осознанно этого никогда не сделает. Убийцам четвероногих ставят один из трех диагнозов: органические поражения головного мозга, тяжелая форма психопатии или шизофрения. Четвертого не дано. Их нужно лечить в принудительном порядке. Даже после выхода из специализированной больницы, они всю жизнь должны наблюдаться у психиатра. Но для этого нужно внести соответствующие изменения в законодательство, а оно у нас слишком мягкое не только в области жестокого обращения с животными, но и в сфере психиатрии…».

Многие из садистов-живодёров являются не просто психически больными людьми, испытывающими тягу к смерти и чужим мучениям, а лицами, придерживающимся крайне правых экстремистских взглядов. Так, молодым неонацистом из Петербурга в Интернете были выложены фотографии, где этот наследник идей Адольфа Гитлера позирует с фашистским флагом и отрезает головы щенкам.
Что ж, ничего удивительного в этом нет: убийства животных — «хорошее» упражнение для тех, кто собирается выходить на охоту на людей. Когда во времена недоброй памяти Третьего Рейха в ряды СС вступал новый адепт, он должен был пройти особое испытание: ему давали кошку или собаку, которой тот был должен выколоть глаза, свернуть шею или сделать ещё что-нибудь в этом роде. За происходящим внимательно наблюдал штурмфюрер. Если испытуемый «достойно» проходил омерзительный экзамен, это означало его готовность к издевательствам над людьми.
Прошедшие подобную инициацию нацисты заживо сжигали жителей славянских сёл и деревень, охраняли лагеря смерти Освенцим, Треблинка, Дахау и другие. Вид истощённых, умирающих от голода и непосильного труда людей не вызывал и не мог вызвать у СС-овцев ни малейшего сочувствия: хладнокровные убийцы животных автоматически становились такими же хладнокровными человекоубийцами, для которых обречённые на убиение люди были всего лишь расходным материалом.

Таким образом, мы видим, что грань между убийцей животных и убийцей людей весьма зыбкая, фактически её нет.

Так как же отличить детскую незрелость и ошибку поведения от опасной психической патологии?

По каким признакам мы отличим одно от другого?

  1. Повторяемость. То есть когда эпизод проявления жестокости не единичный, когда можно говорить не о случайности, а о закономерности.
  2. Невозможность коррекции. Педагоги описывают это как «Устойчивость к педагогическому воздействию». То есть результат применения всех известных воспитательных методик – «Как о стену горох».
  3. Неадекватность поступков. Когда жестокость невозможно логически вывести из окружающей ситуации, либо сила, с которой она проявляется, очень несоразмерна ей.
  4. Отсутствие мотива жестоких поступков. Ситуация, когда собственный побуждающий мотив либо отсутствует вовсе, либо он скрытый, понятный только ему одному.
  5. Сопутствующие признаки нарушения психической деятельности. Нарушение связи с социально средой, замкнутость, особая неординарность поведения, алогичность.
  6. Умственная отсталость. Не всегда сопровождается жестокостью. Часто дебилы и имбецилы тихие, ласковые и послушные, но если уж одно сочетается с другим — то это очень опасное сочетание. В том числе и потому, что объяснить такому ребёнку, что жестокость - это плохо, просто невозможно.
  7. Формирующееся расстройство личности. Тут могут быть нюансы и оттенки, характерные для разных типов этих самых расстройств.

В обоих случаях родители не всегда смогут разобраться в ситуации самостоятельно. И не окажут без специалиста профессиональную помощь. А какой специалист необходим в каждом конкретном случае, можно выяснить только после подробного психологического исследования.

Если Вы выявили у ребенка вышеперечисленные симптомы, то необходимо срочно обратиться к специалисту и провести диагностику, после чего будут подобраны необходимые виды помощи.

В подобных случаях дорог каждый день. Ведь чем раньше начать нужную работу с ребенком, тем больше шансов сохранить его личность и способность в будущем адаптироваться социально.


Ольга БОЛДОВА
эксперт-психолог

Поддержать журнал
ДЛЯ РАСПРОСТРАНЕНИЯ ПУБЛИКАЦИИ ПО СОЦИАЛЬНЫМ СЕТЯМ, ЖМИТЕ НА ЭТИ ЗНАЧКИ



Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение
 
НАШИ ДИАЛОГИ
НАША ИСТОРИЯ