Инклюзия: Патологичные дети в школе

25 Марта 2019

Два месяца назад ко мне на прием привели Сережу 8 лет. Мальчик наотрез отказывался идти в школу. Причина отказа – конфликт в классе и плохое поведение одноклассника Дениса. Через неделю пришла девочка Роза с такой же проблемой. В процессе работы в беседе выяснилось, что Денис – особенный ребенок и все объясняют своим детям, что к нему нужно относиться с пониманием.

Все знают, что если Денис кричит на уроке на это не нужно обращать внимание, если Денис замахнулся или ударил, то на это не нужно отвечать потому, что он особенный. Недавно Денис помочился на одноклассника в коридоре и ругался матом в адрес учителя.

В коридоре нужно встать подальше от Дениса, иначе он толкнет или ударит. Он может вставать во время урока, ходить по классу, кричать, кидать в детей карандашами. После уроков Елена Павловна остается после занятий и занимается с Денисом дополнительно, потому что он ничего не пишет на уроке и не запоминает.

Большую часть урока учительница тратит силы и время на Дениса, а остальные дети получают «что успели». Квалифицированный педагог с большим стажем затрачивает на обучение этого ребёнка невероятные усилия и тратит на уговоры большую часть урока. Мальчик не реагирует на замечания и не меняет своего поведения, беседы просто бесполезны, а часто имеют обратный эффект. Денис старается привлечь к себе внимание любой ценой, ведет себя вызывающе, к своим поступкам не критичен. На уроке он кричит и ползает на четвереньках по полу. Педагоги переживают не только за безопасность учеников в классе, но и за жизнь самого Дениса так его поведение непредсказуемо и опасно даже для него самого. Мальчик может убежать из класса, бродить по коридорам, заглядывать в учебные классы во время урока, гримасничать и даже самовольно уйти с территории школы. Одноклассники не любят Дениса, отвергают его, не хотят общаться. У Сережи он отнял пинал и высыпал содержимое в лужу, Розе поджог зажигалкой косичку. Дети посильнее могут дать отпор в жесткой форме, тогда Денис падает на пол кричит и долго не может успокоиться.

Классный руководитель уговаривает маму Дениса обратиться к врачу. Мама уходит в полную «несознанку» и не считает ребенка больным, не видит никаких проблем в его поведении, - «…все в детстве балуются, что тут такого, это же дети, я тоже такая была и ничего, выросла нормальной…».

Школа по нормам законодательства не может отказать в обучении этого ребёнка. Без согласия родителей школа не может направить учащегося на обследование. Работа школьного психолога с детьми должна проводиться с письменного разрешения родителей. Иногда родители, согласившись на посещение ребёнком психолого-медико-педагогической комиссии, получив на руки рекомендации, которые их не устраивают (например, обучение по адаптированным программам для детей с задержкой психического развития или для детей с умственной отсталостью, наблюдение у невролога, психиатра), в школу их не приносят.

Безусловно, ответственные родители, в первую очередь, будут исходить из интересов своего ребенка и стараться выполнить рекомендации. Проблема в том, что у нас много родителей, которые сами нуждаются в «психологической помощи» или которые «сарафанную» информацию и свои домыслы, ставят выше мнения специалистов.

Между тем, не так давно, старший научный сотрудник отдела детской психиатрии ФГБНУ «Научный центр психического здоровья» Михаил Иванов, выступая на заседании Совета по защите семьи и традиционных семейных ценностей при уполномоченном по правам ребенка, отметил: «За последние 5 лет отмечается небывалый рост психических расстройств: эндогенных психозов из группы аутизма. При таком стечении обстоятельств прогнозируем, что к 2020 году детская психическая заболеваемость увеличится на 20%». Эксперт пояснил, что чаще всего нестандартное состояние ребенка определяется как обычная задержка развития, невоспитанность, избалованность. Потому диагностика и лечение психических заболеваний часто своевременно не производится.

Это новый вызов эпохи, на который система образования должна своевременно среагировать.

Но при существующем положении дел проблема выглядит трудноразрешимой.

Так опытный педагог и школьный класс становятся заложниками одного ребёнка и его родителей, не желающих принимать меры в отношении поведения своего чада. Само собой, сам ребенок тоже мучается, так как дети его отвергают, смеются, не хотят общаться, а старшие даже могут пнуть. К сожалению, число «гиперактивных» «трудных» детей растёт год от года, что ведёт к резкому увеличению связанных с этим школьных конфликтов. Родители жалуются на педагогов, которые недостаточно уделяют внимание ученикам, настаивают на исключении из школы нарушителей. Родители нарушителей дисциплины жалуются в вышестоящие инстанции на руководство школы по поводу нарушения их прав на образование. Педагогический состав становится точкой приложения сил, при этом ничего не может сделать, а психологи чтобы выжить в должности должны нарушить закон.

В новом законе об образовании много внимания посвящено инклюзии. На бумаге все выглядит замечательно: небольшое количество детей в группе, воспитатель-наставник для каждого особенного ребенка, педагоги – дефектологи и другие узкие специалисты. Но реальность выглядит по другому и денег на все эти нововведения не достаточно. И еще огромная недоработка! По закону получается, например, что ребенок с любой степенью умственной отсталости имеет право посещать обычную школу. Вопрос, тогда зачем ПМПК если решения комиссии не учитываются?

Больной ребенок должен сидеть в общем классе? Тогда учительница должна в одной учебной группе рассказывать один и тот же материал в нескольких формах и видах одновременно. Если в школе всех детей собрать в отдельный коррекционный класс с коррекционной программой, то в чем тогда смысл инклюзии?

В большинстве образовательных учреждений инклюзия реализуется только на бумаге. Особенный ребенок принимается в класс, где учится тридцать и более человек, а иногда до пятидесяти, где учитель остается с этой проблемой один на один без поддержки, а коррекционных педагогов нет, и деньги на их переподготовку не выделяются. В образовательном учреждении из профильных специалистов есть только педагог-психолог, который обслуживает 500 человек и не имеет знаний клинического психолога.

Родители считают, раз в законе образования написано, значит, приведу в обычную школу, чтобы ребенок «тянулся за умными», а не «деградировал с больными». .

К тому же, как им кажется, они имеют право не предоставлять рекомендации ПМПК, не оглашать диагноз.

Рекомендации ПМПК носят рекомендательный характер: не хотят родители отдавать ребенка в коррекционную школу восьмого вида, как рекомендует комиссия, имеют право отвести в обычную школу и потребовать педагога - дефектолога. Не хотят лечить – не лечат, но тут не все так просто и на этот вопрос мы ответим немного позднее.

Теряется драгоценное время и возможности для коррекционной работы и компенсации остается все меньше.

Хорошо, если родители адекватно воспринимают информацию, выбирают виды помощи, выполняют рекомендации и назначения специалистов, занимаются дополнительно дома.

К счастью, есть родители, которые правильно оценивают ситуацию, понимают свою ответственность и важность своевременного лечения, находят оптимальные условия для развития своего ребенка. В таких семьях дети хорошо выравниваются, социально адаптируются и часто приходят к прекрасным результатам

Нужно понимать, что психология и педагогика не всесильны. В случае выявления стойкого патологичексого поведения и устойчивости к коррекции необходима помощь уже не психолога, а психиатра. Огромный арсенал психологических средств может оказаться беспомощным перед патологическим процессом.

Если не принимать необходимых мер, то по мере взросления ребенка и вхождения в пубертатный кризис проблемы увеличиваются в разы.

Когда подросток с ожесточением бьет одноклассника или забивает палкой собаку - это относится к психопатической реакции. Во время убийства он не всегда полностью осознает что делает, не может критически отнестись к своему поведению, не чувствует страданий жертвы.

В данном случае необходимо проведение развернутого экспериментально - психологического исследования личности подростка. Может ли школьный психолог провести данное исследование? ДА, может!

Дело в том, что план педагога – психолога образовательного учреждения включает в себя диагностику, направленную на повышение эффективности образовательного процесса и это стандартная диагностика, которая является частью образовательного процесса. В рамках данной деятельности предусмотрена работа с родителями, диагностика адаптации к образовательному процессу, изучение психологического климата в учебном коллективе, склонности, способности, интересы итд. Но даже на этом этапе психолог выявит признаки дезадаптации и отклоняющиеся поведенческие черты. Подробная характеристика от классного руководителя – это половина описания психического статуса ребенка. Элементарная диагностика структуры класса «Социометрия», проведенная в анонимном режиме выявит формальных и неформальных лидеров, отвергаемых детей негативные группировки. Так же, не нужно забывать о том, что в образовательном процессе так же предусмотрен комплекс мер по профилактике правонарушений несовершеннолетних и коррекционная работа с детьми, состоящими на внутришкольном учете. Данный комплекс мер включает в себя, ведение карты индивидуального психолого-педагогического и профилактического сопровождения обучающегося ребенка, проведение коррекционных занятий, в том числе и дополнительную, более подробную, диагностику ребенка.


Алгоритм действий для педагогов и психологов


  1. На первом этапе формируется индивидуальная карта ребенка, которая ведется в каждой школе, в которую вносятся все данные на ребенка, полученные в течении учебного года. В том числе и характеристика от классного руководителя, замечания педагогов, сведения об успеваемости и социализации ребенка, краткие сведения о здоровье.

    В случае патологического формирования личности первые отклонения от нормы будут выявляться уже на этом этапе. По результатам полученных данных психолог назначит коррекционные занятия, доведет полученную информацию до сведения родителей, разработает необходимые рекомендации для педагогов по сопровождению образовательного процесса. Так же школьный психолог и социальный педагог проведут стандартную работу с родителями, составят акт жилищно-бытовых условий и социальный паспорт семьи.

  2. На следующем этапе необходимо применить весть спектр межведомственного взаимодействия. Так например, при выявлении тяжелых социально-бытовых условий и низкого уровня дохода семьи данные о семье передаются в Комплексные Центры социального обслуживания населения отделение психолого-педагогической помощи семье и детям. При постановке на учет в статусе малообеспеченной семьи организация оказывает комплексную поддержку, а так же осуществляет дополнительную социально педагогическую помощь.

    В случае выявления опасного положения для жизни ребенка информация отправляется в органы опеки и попечительства. Подробно вся работа описана в Федеральном законе от 24.06.1999 N 120-ФЗ (ред. от 27.06.2018) «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» и комментариях к закону.

    Все этапы работы фиксируются в текущей документации и индивидуальной карте ребенка, отслеживается мониторинг поведения ребенка.

  3. В случае, если работа проделана правильно и в полном объеме, а ребенок, тем не менее, выявляет антисоциальные черты и его показатели ухудшаются, то можно говорить о патологическом процессе, делинквентном поведении и устойчивости к психолого - педагогическому воздействию, по сути, о «трудном подростке». В этом случае, антисоциальное поведение становится более выраженным, тяжесть и частота совершенных противоправных поступков усиливается, ребенок ставится на внутришкольный учет и в ОПДН. Формируется карта индивидуального психолого-педагогического и профилактического сопровождения обучающегося. На этом этапе проводится подробная психологическая диагностика с изучением эмоционально – волевой и когнитивной сферы учащегося. Данный вид диагностики не входит в общий рабочий план педагога психолога и осуществляется дополнительно, рамках индивидуальной работы с учащимся любого возраста, если в этом есть необходимость. С родителями проводится беседа с разъяснением причин и необходимости проведения дополнительной психологической диагностики. Психолог не спрашивает разрешение, а ставит в известность.

  4. Далее назначается школьный Психолого – Медико - Педагогический Консилиум, на который представляется следующая информация:

    - полный анамнез, сведения о семье и социальных условиях.

    - раннее развитие и социальная адаптация ребенка;

    - сведения об успеваемости с приложением проверочных и текущих работ учащегося (тетради);

    - развернутая характеристика от классного руководителя;

    - сведения о совершении противоправных поступков и нарушениях дисциплины и т.д.

    - подробные сведения о всей проделанной профилактической, коррекционной, воспитательной работе в отношении ребенка (классным руководителем, психологом, соц. педагогом, старшим воспитателем и т.д.;

    - заключение психолога по результатам подробного экспериментально-психологического исследования учащегося с изучением эмоционально-волевой и когнитивной сферы.

    В случае выявления признаков (симптомов) психопатологии ребенок направляется к профильному специалисту (психиатру, неврологу) в медицинское учреждение для медицинского обследования и лечения.

    В случае отказа родителей от своевременного обследования и лечения несовершеннолетнего ребенка семья направляется на КДН и в отношении родителей применяются меры, соответствующие законодательству РФ (неисполнение родительских обязанностей.) На усмотрение Комиссии в отношении родителей налагается штраф или применяются другие меры воздействия, вплоть до лишения родительских прав. В итоге родителей в принудительном порядке обяжут обратиться к врачу, а ситуацию возьмут под личный контроль члены комиссии, так как от этого зависит состояние здоровья ребенка, а иногда и жизнь.

  5. После полученного обследования, в случае необходимости ребенок получает необходимое медицинское лечение (стационарно или амбулаторно), сопровождение и реабилитацию.

  6. По итогам проведенного лечения ребенок приступает к занятиям. Психолог школы ведет мониторинг состояния ребенка и фиксирует данные в индивидуальной учетной карте ребенка. В случае повторного обострения состояния ребенок направляется в медицинское учреждение, весь алгоритм уже описан выше.

  7. В случае частых обострений психической патологии, регулярных пропусков занятий, а так же в случае беспрерывного течения с нарастающим дефектом личности и опасном поведении ставится вопрос о выборе альтернативного вида обучения. На данном этапе родители уже не выражают протест так сами устали от осложнившейся ситуации, штрафов и поняли, что ребенку необходимо комплексное лечение и постоянный контроль.


Ольга БОЛДОВА
эксперт-психолог

Поддержать журнал
ДЛЯ РАСПРОСТРАНЕНИЯ ПУБЛИКАЦИИ ПО СОЦИАЛЬНЫМ СЕТЯМ, ЖМИТЕ НА ЭТИ ЗНАЧКИ



Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение
 
НАШИ ДИАЛОГИ
НАША ИСТОРИЯ