БЕЖЕНЦЫ: О «ПРЕЛЕСТЯХ» ЛАГЕРНОЙ ЖИЗНИ ИЛИ «РАСПРОСТЕРТЫЕ» ОБЪЯТИЯ ПО-НИДЕРЛАНДСКИ

5 Октября 2020

Вы когда-нибудь задумывались над тем, как может поступить человек, у которого нет выбора? Когда любое его действие - шаг в никуда. В пропасть, в темноту, в бесславие, в неизвестность…

Что делать тому, кто полностью лишён прав, а если и имеет какие-то, то все равно не может ими воспользоваться для отстаивания своих законных интересов, наконец, для защиты собственной либо чьей-то жизни? Подобное можно сравнить с внезапной потерей органов чувств, способностью видеть, слышать, говорить. И подобное - уже не жизнь, а жалкое существование. Или и того меньше: выживание, обильно наполненное повседневной тоской и полной безысходностью…



Так выглядит одно из многочисленных европейских пристанищ для беженцев. И безысходность эта здесь повсюду. Тесным кольцом сжимает она души людей, вынужденно проживающих в лагерях временного содержания. Людей, ищущих убежища, и уповающих на лучший для себя исход.

Хотите знать, что в реалиях представляют из себя лагеря для беженцев? Сейчас речь пойдет о Нидерландах. И все, сказанное выше, тоже относится именно к ним.

Итак, беженец, попадает в лагерь и оказывается в полном подчинении у надзирателей. В свою очередь, стражи лагерного порядка, обнаружив, что высокомерие и гордыня могут приносить им пользу, начинают бессовестно превышать свои должностные полномочия. А некоторые из них - даже использовать беженцев в личных интересах. Будучи уверенными в своей «уникальности», правоте и самое главное - безнаказанности.

В лагерях для беженцев в Нидерландах недостаточно знать свои права. Прежде всего, здесь необходимо понимать, как именно вы сможете ими воспользоваться. И к сожалению, люди которые не смогли отстоять своих прав у себя в стране, вряд ли смогут защитить их в чужой, не зная местного языка и не понимая в какие инстанции они могут обратиться за помощью.



Некоторые беженцы не умеют ни писать, ни читать. И большинство из них конечно же не говорит ни на нидерландском, ни на английском.

В подобных лагерях есть группы, которым легче получить статус беженца, нежели другим. Не всегда имеет решающее значение и доказательная база их преследования на Родине. К таким категориям относятся представители ЛГБТ из Сирии, России и Турции. Хотя основной контингент людей прибывающих сюда - граждане Ирака, Ирана и стран Африки.

Лагеря для беженцев имеют всё необходимое для относительно комфортной жизни. Минимальные удобства - маленькая комната на три шага, где есть умывальник, холодильник, два шкафа и две кровати, маленький стол и телевизор, интернет, на котором установлены телеканалы на разных языках. Там также есть комнаты и на шесть шагов, и на четыре.

По всей территории лагеря, включая помещения, установлены камеры наружного видеонаблюдения. Имеются общая кухня и прачечная. Сам лагерь расположен в глухой провинции, подальше от цивилизации. Подобное делается для того, чтобы минимизировать шансы беженцев получить статус каким-либо другим путем - например через брак, а также максимально сократить их контакты с цивилизованным миром.



В лагере также имеется общий душ и туалет, интернет с родительским контролем. Сайты знакомств заблокированы. Есть футбольное поле во дворе, где беженцы могут сыграть в футбол, и записаться в спортзал. Теоретически, подобное выглядит красиво и соответствует нормам, предусмотренным действующим местным и международным законодательством. Но это только внешне. Потому что на практике, в плане соблюдения прав человека к сожалению, здесь всё обстоит совсем по-другому.

Человек из лагеря получает пособие 50 евро в неделю. А тем, кто по каким-то причинам еще не прошел всех необходимых интервью, платят всего по 25. В то время как самая низкокачественная обувь в магазине стоит 30 евро.

Правда, есть возможность одеваться и в «секондхендах». То есть, носить уже кем-то использованные вещи и покупать по дешевке продукты за пару дней до просрочки. Сигареты стоят дорого:10 евро пачка, что конечно же привело к тому, что в лагере появились «предприниматели», продающие сигареты за 3 евро, а марихуану за 5.

Также сотрудники центра, которых условно называют старомодным словом «надзиратели», могут и несколько разнообразить досуг своих подопечных, вынужденно живущих в резервации.

Например, в этом году к детям из лагеря пригласили фермера, который привёз с собой две козы и одну овцу, чтобы дети полюбовались ими, как в зоопарке. Однако, уехав с полянки, домашние животные оставили после себя кучи отходов, которые родителям пришлось убирать уже своими силами.

Есть возможность у беженцев записаться и на волонтерскую работу. Но это можно сделать только ранним утром. И как говорится, кто успел, тот не опоздал, так как на всех мест все равно не хватит. Получают за это 15 евро в неделю. Работа не тяжёлая, но и не лёгкая: уборка территории. На сегодняшний день все подобные вакансии заняты. Работать же в других местах беженцам не разрешают.

Если ты получаешь зарплату, то должен заплатить за аренду комнаты и проживание в лагере. Иногда в лагерь привозят надувной матрас, на котором дети могут попрыгать несколько часов.



Но подобное случается редко. В течение этого года, например, его привозили всего трижды. При этом, не имеет значения погода: заказ оплачен, удовольствие предоставлено. И совершенно не важно будет ли хорошо детям, в дождь или снег.

А как обстоят дела у взрослых и, как и чем занимают себя они?



В лагере люди, как правило, «кучкуются». То есть, сбиваются в группы. Африканцы к африканцам, испанцы к испанцам, арабы к арабам и т.д. И представители разных национальных культур очень часто недолюбливают друг друга.

Невероятно сложно говорить о нравственности и поведении людей, которые не умеют читать и писать, абсолютно безграмотных и полудиких, какие часто оказываются в лагерях для беженцев. Поэтому конфликты происходят здесь достаточно часто.

Если в лагерь поступает женщина, то зачастую она бывает либо «розовой», либо замужней, то есть занятой. И учитывая, что мужчин в лагере много, а женщин на всех не хватает, те, независимо от своей сексуальной ориентации, активно практикуют секс друг с другом. Часто мужчины, проживающие на территории лагеря, могут подойти к любому средь бела дня и предложить, под любым надуманным предлогом, пообщаться у него в комнате. Если человек откликнулся на эту просьбу и без всяких дурных мыслей зашёл в гости, то там ему уже напрямую скажут ,чего от него хотят.

Средства личной гигиены в Нидерландах стоят дорого. Поэтому некоторым людям здесь выдают наборы общей.

Так, недавно, одному африканцу выдали гигиенические прокладки, несмотря на то что он мужчина. И сняли с его карты 12 евро, при том, что он получает всего 25.

Часто жители лагеря преувеличивают свои проблемы со здоровьем, из-за чего доктора им просто не верят. В итоге, подобное приводит к тому, что страдают те, кто действительно нуждается в медицинской помощи. Лечат здесь от всех болезней, в основном, одной таблеткой парацетамола. Иными словами, медицина тут присутствует сугубо формально, будучи абсолютно неэффективной. По-настоящему беженца станут лечить лишь в особо критическом случае. Но для того, чтобы врач признал ваше самочувствие таковым, необходимо оказаться в предынсультном либо предынфарктном состоянии...



Работающий здесь персонал никогда не называет своих имен. Вероятно, чтобы у беженцев не было возможности ни на кого пожаловаться.

Адвокат, которому платит служба иммиграции, работает лишь в выделенные ему часы и только по вопросу получения вами убежища.

В лагере Гилзе в Голландии одна пара решила наказать двух афроамериканских лесбиянок с ребенком по причине своей нетерпимости к лицам нетрадиционной сексуальной ориентации. На ребенка и его мать пытались вылить кипяток. Но партнерша, заслонила их своим телом, отчего получила сильнейшие ожоги. И в этом тяжёлом случае ею не была получена надлежащая медицинская помощь, из-за чего в прессе в скором времени разгорелся скандал.

У людей, находящихся в лагере, конечно же существуют правила. Формально они одни для всех. Но в реальности случается довольно много исключений.

Так, в лагере Луттелгест один беженец завел канал на ютубе "Timurmusic", снимая видеоролики о жизни в лагере, хоть это и запрещено. И претензий ему так никто и не выразил.

Семья из Беларуси - Вероника Шаматович и её наркозависимый муж Сергей Мазец рассказали, что их пожилой сосед завёл кошку и затащил к себе в комнату холодильник, что запрещено правилами распорядка. Из-за этого у пары случился конфликт с этим мужчиной. Сотрудники центра предложили им переселиться в другой дом, вместо того, чтобы поддержать нормы ими же установленные. Пара отказалась. И по словам супругов, надзиратели, в целях мести, закрыли дом на замок, где находились таблетки мужа Вероники и тот, выражая протест, вскрыл себе вены. Мужа поначалу отправили в лагерь для людей с душевным расстройствами, а позже - перевели в тюрьму. В итоге, супругов дважды оштрафовали.

Два года назад в этом же лагере один араб нанес несколько ножевых ранений другому. На помощь потерпевшему подоспела русская семья, которая сумела вовремя остановить кровь лежавшему без сознания человеку до прибытия авиамедиков. Именно благодаря этому он выжил.



Недавно в лагере Харденберг одна арабская девушка забыла вытащить бельё из сушилки, из-за чего соседка - африканская женщина поначалу стала оскорблять ее на ломаном английском языке, а потом сильно избила, в присутствии ее маленьких детей.

Как уже говорилось, на территории лагеря запрещается вести съемку из-за того, что в кадр могут попасть люди, которые скрываются от преследований и которых могут, опознав, найти и убить. Но на примере лагеря Луттелгест видно, что подобное правило не работает.

Случаи суицида становятся для таких лагерей нормой. Причина в том, что местная служба иммиграции больше доверяет тем людям, которые демонстрируют свои страдания публично. Многие из тех кто совершает такие безумные действия на территории лагеря, вскоре получают позитивное решение о получении политубежища. Поэтому беженцы, часто обсуждая подобные истории между собой, часто целенаправленно устраивают умопомрачительные кровавые представления.

Когда вы приходите там на беседу к психологу вас обязательно спросят, совершали ли вы суицид, готовы ли совершить его еще раз, каков ваш первый сексуальный опыт, почему вы так спокойно рассказываете вашу историю и даже не плачете.

Если вы смогли попасть на прием к доктору значит вам не так уж и плохо. Именно так посчитает Нидерландская служба иммиграции, начальная цель которой - найти любой повод отказать беженцу, несмотря ни на какие доказательства.

На территории подобных лагерей также есть Служба VWN , обязанность которой защищать права беженцев, контактировать с иммиграционными властями. Но она, зачастую, игнорирует все инциденты, связанные с нарушением прав человека и конфликтами, происходящими на территории лагеря.

Сейчас Нидерландская иммиграционная служба намерена лишить беженцев права подачи в суд жалоб на несоблюдение сроков и выплаты компенсации, «оправдывая» это карантином.

Люди, находящиеся в лагере, часто выдумывают свои истории. Поэтому прибывающим беженцам сотрудники центра уже не верят, точно также как и миграционная служба. И получается, что люди, говорящие правду, вынуждены страдать из-за тех, которые лгут.

Из наблюдений за ежедневными конфликтами, можно сделать однозначный вывод, что надзирателям они выгодны. Поскольку те зарабатывают деньги на штрафах. Кроме того, подобное дополнительно подавляет волю людей, живущих здесь, превращая их в безмолвных рабов.

Сотрудники лагеря также забирают деньги из пособия беженца для своих личных расходов. И последние полностью подчиняются им, не зная, куда обратиться за защитой своих прав и боясь отказа в предоставлении политического убежища.

Несколько беженцев из России и один беженец из Беларуси получили позитивные решения по своим фейковым легендам в достаточно короткие сроки. Некоторые из них не имели отношения к инциденту, на который ссылались, а лишь находились рядом, как свидетели. Однако, решили его использовать как аргумент для получения убежища в другой стране.

В условиях нидерландских лагерей для беженцев, с последними не ведется никакой психолого-социальной работы, никто не объясняет полуграмотным людям (каких там большинство) их прав и обязанностей. И в итоге, те идут на суицид либо насилие в отношении других.

По закону и внутренним правилам, сотрудники подобных учреждений обязаны проводить встречи с обитателями лагеря только в паре. Для того чтобы у них всегда был свидетель. Независимое лицо, если вдруг произойдёт конфликт. Они не имеют права применять к беженцам силу. Тем более, грубить. Однако, продемонстрировать свое презрение можно не только эмоциями, но и якобы ничего не значащим словом, интонацией, жестом, взглядом. Особенно в присутствии других. Что, к сожалению, часто и случается.

Такова суровая реальность жизни в Нидерландских лагерях для беженцев, представляющая политику, выработанную явно не без участия высших властей страны. Тем, не менее, многие люди, к сожалению, по-прежнему стремятся туда попасть. Поскольку на Родине их жизнь еще беднее, тяжелее и опаснее

Виктория КОЛТУНОВА
Евгений ДОВЛАТОВ

Если Вы желаете оказать нашему изданию посильную материальную помощь, нажмите кнопку «Поддержать журнал», которую Вы увидите ниже, пожертвовав сумму, которую Вы посчитаете нужным. Благодарим заранее!
Поддержать журнал
ДЛЯ РАСПРОСТРАНЕНИЯ ПУБЛИКАЦИИ ПО СОЦИАЛЬНЫМ СЕТЯМ, ЖМИТЕ НА ЭТИ ЗНАЧКИ



ДИАЛОГИ ИЗДАНИЯ
ИСТОРИЯ ИЗДАНИЯ