РОССИЯ: В КРАСНОДАРЕ «ХОТЕЛКИ» СУДЬИ ПРЕВЫШЕ ЗАКОНА? А КУДА СМОТРЯТ ПРОКУРАТУРА И ТАК НАЗЫВАЕМЫЕ ОРГАНЫ СУДЕЙСКОГО СООБЩЕСТВА?

26 Февраля 2021

Наверное, ни для кого не секрет, что Конституция Российской Федерации, или как говорили раньше, Основной закон, гарантирует гражданам России множество прав и свобод. Пункт 2 статьи 17 Конституции РФ гласит, что "Основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения". Некоторые из них в особых случаях могут быть ограничены, и об этом гласит пункт 1 статьи 56 Конституции РФ: "В условиях чрезвычайного положения для обеспечения безопасности граждан и защиты конституционного строя в соответствии с федеральным конституционным законом могут устанавливаться отдельные ограничения прав и свобод с указанием пределов и срока их действия".

Но есть такие права и свободы, ограничение которых не предусмотрено Конституцией России и не допускается даже в условиях военного и чрезвычайного положений. Так, не подлежат ограничению: право на жизнь (ст. 20), достоинство личности, запрет пыток, унижения, право на отказ от участия в медицинских экспериментах (ст.21), право на неприкосновенность частной жизни (ч.1 ст.23, со.24), право на свободу вероисповедания (ст. 28), право на свободное использование своих способностей для не запрещённой законом деятельности ( ст.34), право на жилище (ч. 1 ст.40), право на судебную защиту и юридическую помощь (ст. 46-48), презумпция невиновности (ст.49) и ещё целый ряд прав и свобод.

Мне хотелось бы поговорить с вами, уважаемые читатели, об ограничении прав и свобод граждан в условиях "пандемии" и "режима повышенной готовности к возникновению чрезвычайной ситуации". Начиная с апреля 2020 года практически во всех регионах России решениями их глав был введен так называемый "карантин", или, как его называют в Европе и Америке "локдаун". В рамках этого режима, например, в Краснодарском крае, гражданам было категорически запрещено выходить из дома кроме как для следования на работу или в ближайший магазин для покупки"жизненно необходимых" товаров. Знаю примеры, когда сотрудники полиции на выходе из магазина останавливали граждан с требованием предъявить к осмотру пакеты с покупками, и не дай Бог, там были не продукты. Тут же в ход шли угрозы составления протокола по статье 20.6.1 КоАП РФ "Нарушение правил поведения при введении режима повышенной готовности и угрозы её возникновения". Причём, на просьбу гражданина ознакомить его с утвержденным хоть кем-нибудь списком тех самых "жизненно необходимых" товаров полицейские, как правило, "зависали" и начинали нести всякую ахинею. У особо настойчивых граждан проверялась регистрация по месту жительства с целью определения, в ближайший ли магазин вышел из дома человек, или, всё-таки можно было найти магазин поближе к дому. Короче, в ход шли всевозможные способы и методы запугивания людей с целью заставить их сидеть дома. Ну, не любят служители закона у нас в стране шибко умных граждан, которые знают свои права и не стесняются их отстаивать.

В настоящее время, как известно, на территории Российской Федерации нет ни чрезвычайного, ни, тем более военного положения. Но, права и свободы человека и гражданина, гарантированные Конституцией, продолжают ограничиваться руководителями разных уровней, начиная с директоров управляющих компаний, и заканчивая главами регионов.

Практически во всех, как когда-то говорили, "присутственных местах" прекращён приём граждан. Им предлагается обращения отправлять посредством электронной почты, либо Почтой России. Формально тут нет нарушения права на получение информации, о котором говорит п.4 ст.29 Конституции, но не у каждого человека есть такая возможность. У кого-то нет интернета, а для кого-то 100 - 120 рублей, которые надо заплатить за отправку заказного письма, являются значительной суммой. Особенно это касается пенсионеров и других социально незащищённых категорий граждан.

В "самых гуманных в мире" судах вообще творятся такие вещи, что у людей, которые в этот нелёгкий период имеют несчастье столкнуться с ними, волосы под шапкой встают дыбом.

Например, руководитель Департамента по обеспечению деятельности мировых судей Краснодарского края господин О.И.Буцкий 16.10.2020. издал приказ номер 115, которым он приказывает ,"приостановить личный приём граждан на судебных участках" и "ограничить доступ на судебные участки лиц, не являющихся участниками судебных процессов по делам". Интересно, кому приказывает господин О.И.Буцкий совершить эти, явно, по моему мнению, незаконные ограничения? Неужели мировым судьям? Но ведь п.4 ст.1 Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации" ясно говорит, что "Судьи независимы и подчиняются только Конституции Российской Федерации и закону. В своей деятельности по осуществлению правосудия они никому не подотчетны". Возникает закономерный вопрос, а есть ли у руководителя департамента полномочия приказывать судьям? А если не судьям, то кому? Может быть, судебным приставам по обеспечению установленного порядка деятельности судов? Но те в соответствии с Федеральным законом 118 от 04.06.1997 "Об органах принудительного исполнения Российской Федерации" тоже не подчиняются этому чиновнику.

И вот, получается, по моему скромному мнению, правовая коллизия - есть руководитель, есть его приказ, но адресован он, как говорят юристы, "неопределённому кругу лиц", ибо, если следовать букве закона, ни судьи всех уровней, ни судебные приставы, по моему мнению, не подчиняются этому должностному лицу.

Ну, а на основании чего, всё-таки судебные приставы, несущие службу, в частности, в мировом суде, например, города Краснодара, что на улице Зиповской, д.5, не допускают в зал судебного заседания не то что граждан, пришедших в качестве зрителей, но даже и представителей средств массовой информации?

А тут, оказывается, всё просто! Совсем недавно, при подготовке к написанию данной статьи, пришёл я к зданию того самого мирового суда города Краснодара, чтобы запечатлеть на фото копию приказа господина О.И.Буцкого, о котором речь шла выше, и который для сведения граждан вывешен прямо на входной двери мирового суда (правда, вывешена там никем не заверенная ксерокопия этого приказа, ну да кто сейчас обращает внимание на такие мелочи...). После этого я начал ненавязчивую беседу с судебным приставом, вышедшим на перекур, в ходе которой задал ему вопрос : "Вы всё так же не пускаете в суд представителей средств массовой информации и других зрителей?", на что получил очень уверенный ответ, мол, да, таковы бывают (практически в 100 процентах случаев) указания мировых судей, председательствующих в судебных заседаниях. А те, в свою очередь, ссылаются на приказ номер 115 господина О.И.Буцкого.

Так, получается, что судьи сознательно нарушают требования закона об их статусе, подчиняясь кому-то, кроме "Конституции Российской Федерации и закона"!

Что же было в моём случае? В течение нескольких месяцев 2020 года я не единожды пытался присутствовать в судебных заседаниях в том самом мировом суде, но каждый раз происходило то, о чём я писал выше - судебные приставы по ОУПДС отказывались пропустить меня в зал судебного заседания, ссылаясь на указания мировых судей. Не помогало ничего, ни цитирование Конституции, ни чтение вслух Закона Российской Федерации "О средствах массовой информации", ни обещание направить заявление в Следственный комитет о превышении должностных полномочий судебными приставами... В ответ мой вопрос, как может указания судьи противоречить Конституции и законам, лица судебных приставов становились каменными и они, зная, что я не собираюсь дебоширить, просто молча смотрели в потолок.

Да, ещё тот самый судебный пристав почти на ухо мне сказал, озираясь по сторонам, что если он, не дай Бог, осмелится не выполнить какое-либо указание какого-либо судьи, то рискует очень скоро остаться без работы. Теперь становится понятно, что страх потерять работу затмевает судебным приставам понятия законности и порядочности, указания судьи для них становится как перст Божий и судью они боятся больше, чем Закона. Году эдак в 2012 посчастливилось мне недолго поработать заместителем генерального директора одного из ЧОПов Краснодара, который оказывал охранные услуги многим организациям Краснодара, в том числе и психиатрической больнице, что в районе памятника "Катюше". По "долгу службы" пришлось мне вникать в тонкости этой "нелёгкой" деятельности. Так вот, оказывается, инструкции по охране объектов для охранников составляет не кто иной, как заказчик охранных услуг. И он же требует её качественного выполнения.

А теперь проведём аналогию с тем, что написано выше. Получается, что по сути своей судебные приставы по ОУПДС являются простыми охранниками, а Федеральная служба судебных приставов, или как она теперь называется, Федеральный орган принудительного исполнения, является ни чем иным, как обычной частной охранной конторой.

Судебные приставы, вам самим не стыдно? Вас с прошлого года приравняли к государственным служащим, ввели систему специальных званий, говорят, даже денежное довольствие подняли... А вы как были простыми охранниками, так ими и остались!

Итак, что мы имеем в сухом, как говорится, остатке?

Ограничивая, а по сути, запрещая, доступ в здание суда представителям средств массовой информации и гражданам, не являющимся участниками судебных процессов, ссылаясь на приказ руководителя департамента по обеспечению деятельности мировых судей, судьи и судебные приставы нарушают целый ряд требований российского законодательства, а именно:

1. Ограничивают право граждан на получении информации, о котором гласит п.4 ст.29 Конституции Российской Федерации: "Каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом. Перечень сведений, составляющих государственную тайну, определяется федеральным законом";

2. Нарушают требования Федерального закона от 22.12.2008 N 262-ФЗ (ред. от 08.12.2020) "Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации", а именно:

- п.1 ст.6: "Доступ к информации о деятельности судов обеспечивается следующими способами: присутствие граждан (физических лиц), в том числе представителей организаций (юридических лиц), общественных объединений, органов государственной власти и органов местного самоуправления, в открытом судебном заседании;

- п.1 ст.8: "Пользователь информацией имеет право:

- получать достоверную информацию о деятельности судов;

- не обосновывать необходимость получения запрашиваемой

информации о деятельности судов, доступ к которой не ограничен";

п.1 ст.12: "Граждане (физические лица), в том числе представители организаций (юридических лиц), общественных объединений, органов государственной власти и органов местного самоуправления, имеют право присутствовать в открытом судебном заседании, а также фиксировать ход судебного разбирательства в порядке и формах, которые предусмотрены законодательством Российской Федерации"; требования Закона Российской Федерации от 27.12.1991 № 2124-1 «О средствах массовой информации», а именно:

- ст. 38: "Граждане имеют право на оперативное получение через средства массовой информации достоверных сведений о деятельности государственных органов, органов местного самоуправления, организаций, общественных объединений, их должностных лиц";

В соответствии со ст. 47: "Журналист имеет право:

- искать, запрашивать, получать и распространять информацию;

- посещать государственные органы и организации, предприятия и учреждения, органы общественных объединений либо их пресс-службы".

Как видите, уважаемые читатели, налицо нарушение целого ряда требований действующего законодательства Российской Федерации.

У меня, например, возникает только одна мысль: представителям судейского сообщества Краснодарского края и сотрудникам так называемой Федеральной службы судебных приставов явно есть что скрывать при проведении судебных заседаний...

Александр ИСКАНДЕРОВ

Если Вы желаете оказать нашему изданию посильную материальную помощь, нажмите кнопку «Поддержать журнал», которую Вы увидите ниже, пожертвовав сумму, которую Вы посчитаете нужным. Благодарим заранее!
Поддержать журнал
ДЛЯ РАСПРОСТРАНЕНИЯ ПУБЛИКАЦИИ ПО СОЦИАЛЬНЫМ СЕТЯМ, ЖМИТЕ НА ЭТИ ЗНАЧКИ



Текст сообщения*
Загрузить изображение