Свободу радикалам!

6 Марта 2021

- Радикалы  умрут все. Они будут съедены,- радостно провозгласила  полная  женщина  с указкой в руках, стоя около доски с развешанными на ней наглядными пособиями.
Аудитория внимала, затаив дыхание. В зале сидели пожилые женщины, с морщинистыми лицами, пожилые мужчины с руками, покрытыми старческими пятнами. В их  глазах металось нетерпение и  ожидание счастья.

Клара и Роза искали работу уже три месяца, с тех пор как закрылось предприятие, на котором подруги работали со дня его основания. Ничего интересного не попадалось, разве что секретарша при большом боссе, но секретарша нужна была одна, а им хотелось и дальше работать вместе, поскольку они снимали в столице одну квартиру на двоих, да и во всех остальных смыслах это было удобно. Можно подменить одна другую  в случае чего.
Стали на учет в службу занятости, отнесли туда кучу разных справок, ходили отмечаться. Пока на пособие еще можно было тянуть, еще одежда сохраняла свой новый вид, на балконе хранился мешок картошки, а в холодильнике десять  банок консервированного мяса, купленного по акции.

Однажды Роза увидела на столбе синенькую бумажку, на которой было написано: «Приглашаются сотрудницы  для работы в  офисе. Требования: возраст до 30 лет, презентабельная внешность, грамотная речь, умение убеждать, образование высшее гуманитарное». И далее номер телефона.
Сотрудницы, а не сотрудница. Следовательно, был шанс устроиться на работу вдвоем и, как прежде, помогать друг другу. Девушки решили позвонить и попытать счастья.  Приятный женский голос расспросил об их внешних данных, образовании, поинтересовался, насколько  хороши были успехи в школе по биологии.  У обеих по биологии пятерки. Окончили факультет природоведения университета, где когда-то и познакомились.  Голос пригласил их на собеседование в 15 часов на завтра в Большую аудиторию Мединститута.

Ровно в 15 часов Клара и Роза переступили порог Большой аудитории.
У доски с указкой в руках стояла полная, высокая женщина, видимо та, что приглашала  их на собеседование. На скамьях, расположенных полукругом, разместились слушатели. Но это были не студенты. В зале сидели пожилые женщины  с морщинистыми лицами, пожилые мужчины с руками, покрытыми старческими пятнами. Отвисшие веки, опустившиеся щеки, глубокие носогубные складки. Всякая старость почетна, но здесь собралось слишком много неэстетичных лиц, подумали подруги.

Лектор кивнула им и продолжала рассказ.
- Итак, мы говорили о том, что живые клетки, отслужив свой, отпущенный им век, разрушаются и превращаются в ненужный  в организме хлам, мусор, источники свободных, оторвавшихся электронов, называемых свободными радикалами. Отжившие клетки  образуют шлаковые залежи, источают токсины, а блуждающие  в организме свободные радикалы  повреждает  здоровые клетки организма, что приводит к старости. Мы нашли способ бороться со свободными радикалами, смоделировав новый вид живой бактерии, питающейся этим биологическим мусором, очищая тем самым человеческий организм в течение трех-четырех  месяцев, максимум года.  Как результат, человек явно и резко омолаживается,  разглаживается кожа, возвращается резкость зрения и слуха, повышается потенция, седые волосы вновь темнеют и вырастают новые. Человек получает возможность начать жизнь сначала и реализовать те планы, которые не успел воплотить в действительность  ранее. Насколько увеличится при этом жизнь человека, мы еще сказать не можем, это станет ясно, когда пройдет хотя бы еще лет десять. Но совершенно ясно, что она увеличится  безусловно, поскольку параметры жизненных показателей пациентов, принимавших БЖЗ - бактерию  «Жизнь Заново»,  соответствуют внутренним параметрам человеческих организмов на 30 лет моложе.

Лектор обвела аудиторию торжествующим взглядом. 
Из заднего ряда поднялся человек в футболке с короткими рукавами. Клара и Роза с удивлением заметили, что старику этому было на вид лет 80, но одна из его рук соответствовала возрасту, а вторая была абсолютно молодая, словно бы от другого тела, сильная, мускулистая, с натянутой светлой кожей.
 
- Я слушаю вас, профессор Берд, - произнесла  с почтением лектор.
- Прошу прощения, уважаемая, - сказал старик. – Но я все-таки, не понимаю. Для очищения организма от шлака отживших клеток есть  живые крупные клетки - макрофаги. Естественные детали живого организма, поглощающие биомусор, это совершенно нормальное устройство, оно работает уже тысячи лет и очищает тела человека и животных. Если бы не предусмотренный природой процесс   очищения макрофагами крови от остатков умерших клеток, убитых лейкоцитами микробов и бактерий, в организме происходил бы просто интоксикационный шок, и он бы погибал намного раньше. Я, как профессиональный биолог,  категорически против изменения естественного течения процессов жизни  искусственно сконструированными  бактериями, которые борются с поглотителями других бактерий, тем более что роль свободных радикалов тоже не до конца изучена, и возможно, что именно свободные радикалы являются…
- Садитесь,  господин  Берд, - с  раздражением ответила лектор. – Вы же сами в виде эксперимента согласились принимать капсулы  ЖЗ и видите результат. Одна рука у вас уже достигла совершенства, она молода,  как в 20 лет. Почему организм молодеет по частям, а не весь сразу, мы пока еще не можем понять. Но,  в конце концов, он молодеет полностью, сначала руки,  по одной, начиная с левой, потом ноги, потом тело, а затем лицо, начиная с левой половины. И достигает  возраста в 20 лет, в котором останавливается. Наука идет вперед, и то, что вчера было нормой, сегодня является отклонением, а то, что было отклонением вчера, сегодня становится нормой! Это прогресс, который вам не остановить. И не вздумайте мешать нам,  строчить какие-то статейки в «Ланцет» и другие ретроградные журналы.  Вы добровольно согласились участвовать в эксперименте и будьте последовательны до конца, даже если эксперимент вызывает у вас сомнения.
Старик, нахмурившись,  сел на место, продолжая что-то ворчать.  Клара и Роза, пораженные услышанным, стали внимательно рассматривать людей, сидевших в аудитории, и отметили,  что у многих были молодыми либо руки, либо половина лица, либо то и другое вместе, а иногда весь человек казался молодым по лицу и осанке,  а  его старческого вида одежда  резко контрастировала с его обликом. Но все они выражали явную заинтересованность и радость.

После лекции девушек позвали в небольшой кабинет, где руководительница расспросила их сначала, насколько они поняли суть нового изобретения. Приблизительно поняли. Хорошо. В чем будет состоять их работа: они получат методичку с записью лекции и своих действий, и будут собирать людей в аудиторию, чтобы рассказывать о новом препарате, а также рекламировать его и предлагать вступить в эксперимент. Нужно убедить людей не только в том, что они помолодеют и начнут жизнь сначала, но и в том, что они принесут пользу науке и славу своей стране. Хотя, улыбнулась руководительница,  кто ж откажется помолодеть. Но самое привлекательное, по словам руководительницы, заключалось в том, что капсулы с бактериями ЖЗ не отдаются даром, а продаются, естественно за деньги, ведь это товар, и на его производство уходят финансовые средства.
Итак, каждая баночка препарата содержит три капсулы, а всего их на полное омоложение требуется принять три баночки в течение трех месяцев. По одной в месяц. Одна баночка стоит 100 евро.  Из них Роза и Клара за привлечение клиентов и чтение лекций для них, получат по 20%, то есть по 20 евро за проданную банку, а за курс  - 60 евро. Все зависит от количества привлеченных клиентов и проданных баночек с препаратом. В месяц можно заработать до полутора тысяч евро.
У подруг был шок. Такие деньги! Они и мечтать не смели о таком заработке. Он им просто в голову не приходил. Вот оно счастье, вот везенье! Только бы взяли, не придрались бы к чему.

- Наш девиз:  «То, что вчера было нормой, сегодня является отклонением, а то, что было отклонением вчера, сегодня становится нормой!" Понимаете, девушки? Мы опровергаем все старые отжившие каноны и понятия. Старости нет вообще, невозможного нет ничего, наши мужчины зачинают детей в возрасте 90 лет, наши женщины, прошедшие полный курс омоложения, поднимают вес в 25 килограмм одной рукой. Нет разницы между мужчиной и женщиной, все одинаково сильны, все могут выполнять самую тяжелую работу.
Руководительница была сама увлечена своей речью, ее глаза блестели. Клара от удивления  приоткрыла рот, Роза в уме уже видела себя  поднимающей 25 килограмм одной рукой, никогда не стареющей, окруженной кучей ребятишек и внуков  в собственном огромном красивом доме и притом выглядящей не старше их. В груди ее ширился теплый ком предчувствия счастья.
- Но неужели это все происходит только потому,  что мы запускаем в организм бактерию, уничтожающую свободные радикалы? Пусть отсутствие свободных радикалов способствует замедлению старения, это понятно, но что может привести к такому сверх результату? Здесь,  наверное, вступает в силу еще какой-то фактор, кроме названного? - воскликнула Клара.
- Да, этот вопрос изучается. Надо признать, что мы еще не до конца понимаем механизм происходящего. Как и то, почему организм молодеет частями. Но результат-то налицо, и результат потрясающий.
- Все-таки природой предусмотрено старение и смерть, для чего-то природа запускает в  живой организм этих санитаров леса – свободные радикалы, повреждающие и, в конце концов, уничтожающие здоровые клетки, с целью привести организм к смерти, - не унималась Клара.
- Наш девиз – «То, что вчера было нормой, сегодня является отклонением, а то, что было отклонением вчера, сегодня становится нормой!», вы забыли? Нет господству свободных радикалов, все клетки в организме должны быть равны в своих правах, все имеют право на жизнь без конца, это недопустимо, что какой-то один элемент организма решает судьбу другого!
- Но ведь, запуская бактерию, уничтожающую радикалы, мы поступаем точно так же, только, наоборот, в обратном порядке, - снова воскликнула Клара. Теперь уже этот новый элемент  господствует и уничтожает старый, что изменилось, какая разница?
- Таков мировой порядок, в жизнь приходят новые нормы сожительства, все меняется, что вас не устраивает? Вы можете не работать здесь. На такую зарплату мы сотрудниц найдем.
Роза уже давно дергала подругу за рукав и шипела ей в ухо, перестань, ты с ума сошла! Клара пришла в себя. Действительно, что она завелась, глупая, что ли, упустить такой шанс!
В конце концов, все утряслось, Клара извинилась за свою несдержанность и эмоциональность, девушки достали паспорта, написали заявления о приеме на работу, получили визу в верхнем уголочке заявления и могли уже отправляться в отдел кадров НИИ медицины и трансплантологии. Но руководительница задержала их на минуту. 
- Имейте в виду, к вам может заявиться профессор Берд. Старик сошел с ума. Ретроград! Мы позвали его в эксперимент для того, чтобы он своим научным авторитетом подтвердил наши изыскания. Он добровольно согласился участвовать, принял курс БЖЗ и стал омолаживаться. Но вдруг начал резко возражать против эксперимента, у него, видите ли, проснулась научная интуиция! Кому нужна интуиция, если есть великолепная практика, доказывающая обратное?  Вы же видели сегодня его левую руку? Он выступает против усыновления детей однополой парой, вообще выступает против однополых браков, он застрял в прошлом веке. Он возражает против нашего девиза «То, что вчера было нормой, сегодня является отклонением, а то, что было отклонением вчера, сегодня становится нормой!», поскольку считает, что в мироздании понятия нормы и отклонения должны быть незыблемы.  Если он явится, не слушайте его,  и вообще лучше не контактируйте никак. От этого старика один вред.  А я дам охраннику распоряжение не пускать его больше в НИИ.
 
Девушки согласно кивнули и разом отправились в отдел кадров. А оттуда в кафе праздновать начало новой жизни, пусть хоть на оставшиеся у них копейки, но что их жалеть и экономить, когда впереди зажиточная счастливая жизнь притом почти бесконечная, поскольку когда-нибудь им предстояло принять чудодейственные капсулы тоже.

Четыре месяца Клара и Роза читали ежедневные лекции в двух разных аудиториях, каждая в своей, клиентов они набирали по даваемым в интернете объявлениям, среди знакомых, те приводили своих знакомых, и баночки с чудодейственными капсулами разлетались как горячие пирожки. Первые большие деньги вызвали эйфорию, но вскоре они привыкли к хорошей еде, дорогой одежде, поездкам в любой конец города на такси. 
Но, наконец, встал вопрос о покупке своей квартиры, прежняя съемная показалась им бедной, хозяйка придирчивой, а пробежавший ночью по кухне таракан привел их в ужас, хотя ранее такие эксцессы уже случались, и ужаса не вызывали.
Подруги ознакомились с объявлениями о продаже квартир. Осмотрели несколько. Не понравились. И тут Клара высказала  идею, которая вызвала у Розы восторг. А что если им купить не две однокомнатных квартиры, а один дом на двоих? С садом и беседкой во дворе, где они будут принимать гостей. Может и личная жизнь  наладится, под 30 уже, а они  все еще потенциальные невесты. У Розы был роман, но окончился неудачно, у Клары до серьезных романов даже не доходило.  В доме должно быть не менее пяти комнат, по две на каждую, и одна общая, типа гостиной. Два санузла, конечно, две кухни. То есть, им нужен солидный дом, такой, какой  внезапно увидела Роза в своих мечтах, когда они еще проходили собеседование.

Стали искать дом. Проект купить участок земли и строиться, предложенный  одной строительной компанией, девушки отвергли сходу. Долго ждать, и так уже, сколько лет ждут нормальной жизни, и что они понимают в строительстве,  их непременно надуют. И тут возник он! В объявлении соцсети, вдруг, как джин из сказки,  красивый, из светлого камня, в пригороде, но автобусная остановка совсем рядом, и там же продуктовый магазин и вполне приличное кафе. Шесть комнат, одна с камином, два санузла, почти все как они мечтали, правда, одна кухня, но можно из маленькой боковой комнаты сделать вторую кухню, и даже, подумать только, два входа! Словно кто-то задумал этот дом специально для них.
Только вот цена…  Цена была большой. Невозможной для них на данный момент. Они несколько раз ездили осматривать, вздыхали, морочили голову риелтору, что вот-вот возьмут где-то деньги, но понимали, что взять их негде,  и они просто оттягивают тот момент, когда придется отказаться от своей мечты.
Риелтор оказалась женщиной опытной. После третьего осмотра она поняла, что богатый дядюшка, который  скоро  приедет  из-за границы, не приедет никогда. И предложила подругам взять кредит в банке, и даже пообещала способствовать хорошему проценту, так как их агентство недвижимости работает с определенным банком, где берут кредиты их клиенты. Это был выход из положения, лучше ничего придумать было нельзя.
Риелтор сходила с ними в банк,  где они предъявили нужные документы, в том числе справку  из НИИ о зарплате, справку об отсутствии судимости по экономическим преступлениям, справку об отсутствии родственников заграницей, куда они могли бы сбежать, не  выплатив долг, справку от врача о замечательном здоровье, отдельно справку от нарколога. Все эти бумаги обе девушки подавали каждая за себя, так как кредит брался на имя Розы, Клара выступала ее поручителем, на случай, если с Розой что-то случится, а залоговым имуществом назначался покупаемый дом. Риелтор помогла им с процентом,  действительно на 0,5% ниже, чем в рекламном проспекте этого банка.
Через две недели тревог, волнений и страхов Клара и Роза въехали в свой собственный дом, что наполнило их души неизъяснимым трепетом  восторга сбывшейся мечты и предчувствием будущих изменений в личном статусе.
 
На работе все  было отлично. Девушки получали огромное удовольствие от того, как внимала им аудитория, как горели глаза стариков, когда они получали в руки заветные три баночки с будущей молодостью, а взамен передавали серовато-зеленые купюры, которые стоили, конечно же, гораздо меньше, чем возвращенная старикам жизнь.
Несмотря на ежемесячные выплаты банку, которые значительно понизили обычный бюджет подруг, жили они все-таки намного лучше, чем до того счастливого дня, когда Роза сорвала со столба криво наклеенную синенькую бумажку с объявлением – требуются сотрудницы.
Иногда к ним с телефонными звонками пытался пробиться профессор Берд, но они, выполняя свое обещание, данное в тот день, когда их принимали на работу, отбивали входящие звонки, не отвечая назойливому старику.

Так пролетело пять лет, наполненных ежедневным трудом, приносящим радость, встречами с клиентами, демонстрировавшими свои достижения в виде молодых рук и ног, а потом лица, теми, кто еще не приступил к лечению, чтение лекций, контроль рекламы в соцсетях, подсчет баночек, поездки на склад,  строгий  учет продукции и денег (их предупредили о ежеквартальном аудите), получение зарплаты, поход в банк для уплаты процентов по кредиту.  Дел было столько, что девушки просто не имели времени на личную жизнь, но уговаривали себя, что вот выплатят кредит, получат в собственность свой дом, и тогда можно будет снизить темп жизни, количество продаж и, наконец, заняться собой.   
Те клиенты, вернее  пациенты, как больше нравилось называть их Кларе, потому что так она чувствовала себя ближе к медицине, которые проходили полный  курс и полностью меняли свой организм и внешность, старались больше не появляться в НИИ, для того, чтобы окружающие не знали, что их новая жизнь получена в результате какой-то бактерии или бациллы, в общем, какой-то искусственной операции с их телом. Многие стеснялись этого и если их жены или мужья не желали принимать капсулы, считая их сомнительными, то дело доходило и до развода. Омоложенные считали, что не могут находиться далее в браке со старыми половинками, проявляющими такую ригидность мышления, такую тупость и позорящие своим видом молодых супругов. Некоторые омоложенные пары просто уезжали в другой город или даже страну и начинали жизнь сначала.

Однажды Роза, возвращаясь из магазина с сумкой продуктов, заметила на остановке автобуса стройного молодого человека в хорошей одежде, явно что-то выжидающего. Она удивилась, это был богатый пригород, и его обитатели в основном ездили на своих джипах. Автобусом обычно пользовалась приезжающая на день прислуга, да еще и Клара с Розой, пока не раскрутились и не купили  себе свое авто.
Молодой человек заметил Розу и подошел к ней.
 
- Вы здесь живете, не правда ли? – спросил он. - Я несколько раз уже видел вас на этой остановке. Вы уезжаете с нее всегда в одно и то же время.
У Розы ёкнуло в груди. Неужели? Такой красавец, интеллигентный, сразу видно. Значит, ждал ее? А вдруг подумает, что она из прислуги, ведь ездит автобусом. Но  он ее ждал, значит ему все равно. Она просто понравилась ему внешне. Да, с тех пор, как они с Кларой стали жить хорошо, обе регулярно посещают салоны красоты, одеваются в дорогих магазинах. Сколько ему лет? Кто по профессии?
- Может, окажете мне любезность позавтракать со мной вон в том кафе? – молодой человек сделал следующий, положенный в таких случаях шаг.
Надо было бы отнести домой сумку, Клара обещала сегодня взять всю готовку на себя, и на работу пора, но нельзя же упустить такой шанс. Можно дать ему свой телефон, но вдруг не позвонит? Нет, надо идти в кафе, работа не волк… 
И Клара тоже.

Роза кивнула головой. Молодой человек легко подхватил ее сумку, сказав: вы позволите? Она позволила, сумка была тяжелой.
В кафе он протянул ей меню, она решила заказать что-нибудь недорогое, чтобы не показаться избалованной, себе он взял только кофе. Потекла приятная беседа, в основном он расспрашивал Розу о ее жизни и работе, и она подумала, что парень сразу хочет понять, чем она дышит, чтобы не связываться с неподходящей ему по статусу девушкой, не тратить на нее время. Такой подход ей понравился. Спросила его имя, он назвался Эдвардом. 
Роза охотно рассказывала ему о своей работе. Пусть знает, что она обеспечена, самостоятельна, больше будет ее уважать. Странно даже встретить в наше время такого образованного, воспитанного,  в каких-то моментах даже слишком воспитанного человека, отодвинул перед ней стул, подал влажные салфетки для рук, речь изысканная. Кажется, ей круто повезло в жизни.

Эдвард внезапно подался вперед и положил свою руку на ее запястье.
- Я Эдвард Берд, вы конечно не могли узнать меня, вы видели меня в лаборатории, когда пришли наниматься на работу в НИИ медицины и трансплантологии, помните, я пытался объясниться с руководителем проекта, но она не дала мне это сделать. Но я тогда был слишком стар, чтобы вы обратили на меня внимание.
Роза была ошеломлена. Так значит это омолодившийся профессор  Берд, чьи телефонные звонки, она регулярно отбивала по приказу начальства. Вот откуда изысканные манеры и такие же обороты речи. Он нашел ее, искал и нашел. Значит, она понравилась ему тогда уже, с первого взгляда. Но зачем он ей, такой старый? Какой старый, ему по параметрам сейчас 20 лет, в самом соку, а профессорские знания никуда не делись. Даже в самых ярких мечтах она не могла себе представить такое везенье. Вдвоем они горы свернут, втроем с Кларой, конечно, она её подруга, и Роза не выкинет ее из проекта.  Втроем они разработают еще более грандиозный проект, осчастливят человечество, получат Нобелевскую, станут миллионерами все трое, какое счастье!

Эдвард помолчал немного, и нежно взял руку Розы в свою.
- Роза, я должен вам сказать кое-что. Я не могу это сказать никому другому в проекте БЖЗ, меня не станут слушать, и скорее всего, просто уберут. Но вам я верю, вы словно нежный цветок, настоящая роза. Послушайте меня, это очень серьезно. Вы знаете, что некоторые омоложенные супруги, чтобы не вызывать недоумение своим видом здесь, и скрыть омоложение, уезжали за рубеж. Многие осели на Канарах в Испании. И оттуда пошел процесс. Мы узнали здесь об этом не сразу. Оказалось, что человек молодеет в течение года, останавливается на уровне 20 лет, держится так в течение еще пяти лет, а потом начинается резкое дряхление и мучительная, страшная смерть. Так будет и со мной вскоре.
На Розу обрушилась стена. Ничего нет! Нет Эдварда, которого она уже в мыслях считала своим будущим мужем, нет проекта БЖЗ, нет  нобелевки и миллионов, ничего нет, и даже ее собственного будущего омоложения тоже не будет. Она состарится как и все, в какой-нибудь  маленькой должности, все кончено, конец всему… всем мечтам.

Эдвард ждал, пока она придет в себя.
- Но почему, - хрипло спросила Роза, - почему так происходит, все ж было рассчитано правильно?
- Нет, Роза, неправильно. Начиная с девиза «То, что вчера было нормой, сегодня является отклонением, а то, что было отклонением вчера, сегодня становится нормой!»  Норма и отклонение предусмотрены природой и отмене не подлежат. Нельзя поменять их местами, перевернуть  с ног на голову. Свободные радикалы, приводящие к старению, «санитары леса», поддерживают дисциплину и заведенный раз и навсегда порядок в организме. Натравив на них бактерию ЖЗ, мы убили санитаров и допустили бесконтрольное размножение  бактерии ЖЗ, которое остановить уже не в состоянии.
- Но смерть в мучениях, почему в мучениях, а не просто от старости, если человек внезапно дряхлеет, он должен просто умереть от старости, причем тут мучения, - едва не плакала Роза.
- Потому что бактерия ЖЗ, размножение и бурный натиск которой мы не в состоянии остановить, в конечном счете, достигает такого количества, что питания в виде естественно отмерших клеток и свободных радикалов ей становится недостаточно, и она начинает пожирать вполне здоровые, даже молодые клетки, даже стволовые клетки, из которых должны рождаться молодые, пожирает макрофагов, своих союзников, она жрет человека изнутри, по кускам. Идет настоящий погром, разбой, бессмысленный, беспощадный и неостановимый. Все органы,  все  ткани подвергаются нападению, рвутся на части, поедаемые хищниками. Обезболивающие помогают ненадолго, от внутренностей остается труха, мозг еще какое-то время понимает  человеческую речь, но вскоре отключается и это уже благо, конец приносит облегчение. Мне это только предстоит.

Роза сидела молча, поникшая, по ее лицу катились слезы. Эдвард погладил её по голове.
- Роза, больше никому не продавай капсулы ЖЗ, ты сказала, что тебе на счет уже поступили деньги за несколько комплектов препарата. Верни их покупателю и больше никому этот БАД не продавай. И тем, кто должен купить его у тебя за наличные тоже. Не продавай никому. И передай это Кларе.

Эдвард помог ей донести сумку до дома и попрощался. Она еще долго смотрела на удаляющуюся фигуру, стройную и полную сил, которой жить осталось так недолго.
Дома Роза молча отдала Кларе сумку и поплелась на автобус. Ей ничего не сказала, успеет еще, а на проходной НИИ нужно отмечаться у охранника, она и так опоздала на полтора часа.  У себя в кабинете занялась учетом, сколько продано за этот месяц, сколько получено переводов денег на банковский счет в качестве оплаты будущих комплектов  БАД. Видеть своих клиентов ей  сегодня не хотелось, она решила провести рабочий день за подсчетами.

После работы поехала в парк и долго сидела на скамейке перед прудом, где плавали лебеди,  достала из кармана остатки булочки, покормила птиц. Все кончено, думала она. Они убийцы, они все убийцы, все, кто работал в проекте. Потому что не провели должным образом испытания препарата, погнались за прибылью… Им нет оправдания...

На следующий день у Розы была вечером запланирована  встреча в кинотеатре с клиенткой. Она должна была отдать ей препарат, получить оплату за весь комплект, а потом пойти в зал, где показывали новый блокбастер с Арнольдом Шварценеггером в главной роли.
Весь день Роза провела на складе, подсчитывая количество банок с препаратом, вечером пошла в кино. Нет, она, конечно, не даст Линде комплект, не возьмет у нее денег. Скажет, что кончилась продукция, а новую пока не завезли из лаборатории. И тем, кто перевел деньги на банковский счет в качестве предоплаты, тоже надо все вернуть. Сколько их, она подсчитала, девять человек на счет,  плюс Линда наличными. Итого, десять комплектов, их придется записать в минус.

На следующей неделе день платежа процентов в банк. Это последний платеж. После него дом станет своим, перейдет в собственность Розы и Клары. Надо будет только заплатить этот последний платеж и подписать соответствующий документ о том, что кредит выплачен полностью,  и банк к ним претензий не имеет. Если этого не сделать, банк имеет право забрать дом. Даже если просрочить всего один этот последний платеж. Или вообще его не выплатить. Так написано в договоре. Девушки согласились на такой договор, потому что были уверены в своем завтрашнем дне. Но выплатить его можно, только если…

нет, она не сделает этого...
потерять дом… 
за  него уже столько выплачено…
эти люди проживут еще пять лет …
а потом...
в мучениях?
нет, нет, нет...

Ночью Роза не спала, ворочалась, ей было душно и тяжело. Ей самой решать, ведь кредит на ней. Придется потерять дом, и это неизбежно. Да, вернуть дом банку, другого выхода нет. Господи, да ведь всего три дня назад все было так хорошо, будущее светло и радужно, а сегодня тяжкие раздумья навалились на душу черной чугунной плитой. Где они теперь будут жить? И снова искать работу, снова оббивать пороги, проходить собеседования, заискивающе заглядывать в глаза работодателю…
Все, все сначала…  с самого нуля…

Вечером Роза пришла в кинотеатр, толпа зрителей влилась в фойе, Линды не было, и Роза обрадовалась этому. Но тут из бокового входа вошла Линда, высокая сухопарая женщина с увядшим лицом, тусклой желтоватой кожей, и обреченно повисшим длинным носом. Некрасивая, старая. Улыбнулась, увидев Розу, подошла к ней. Роза вытащила из сумочки пакет с тремя баночками препарата, отдала ей, пересчитала данные Линдой деньги. Сунула деньги в кошелек, затянула молнию на сумке.

И они пошли в зал, искать свои места, согласно купленным билетам, чтобы насладиться иллюзией экранной жизни, посочувствовать героям, возненавидеть их врагов, восхититься благородством супермена, которого играл их любимый Шварц, а потом пойти домой, чтобы просто пить вкусный горячий чай с лимоном и круасанами.

1 марта 2021 г.

Виктория Колтунова

Если Вы желаете оказать нашему изданию посильную материальную помощь, нажмите кнопку «Поддержать журнал», которую Вы увидите ниже, пожертвовав сумму, которую Вы посчитаете нужным. Благодарим заранее!
Поддержать журнал
ДЛЯ РАСПРОСТРАНЕНИЯ ПУБЛИКАЦИИ ПО СОЦИАЛЬНЫМ СЕТЯМ, ЖМИТЕ НА ЭТИ ЗНАЧКИ



Текст сообщения*
Загрузить изображение