НЕЧАЯННЫЙ ПРАЗДНИК

8 Апреля 2011
НЕЧАЯННЫЙ ПРАЗДНИК

Нечасто сваливались радости на голову полковника Скрыбочкина. Но однажды ему повезло по-крупному. В День Святого Валентина, прямо в суде - посреди толпы обманутых какой-то лопнувшей акционерной компанией - задавили полковничью тёщу, смирную с виду бабульку, никого не обижавшую, кроме, конечно, врагов в собственной семье.

Невзирая на отсутствие дома супруги, Скрыбочкин решил не затягивать с похоронами. Посему пригласил всегда разделявшего с ним праздники прапорщика Парахина - и, заглянув по дороге на полчаса в ресторан, - направился в сопровождении последнего в больничный морг, дабы получить на руки покойную.

Однако в пункте назначения случилась незапланированная подлость. Скрыбочкин долго вглядывался в лицо предъявленной старушки, а затем вздохнул:

- Внешность на нашу не похожая. Подозрительная. Кажись, не моя это сродственница. 

- Ить даже я припоминаю, - добавил Парахин, поправляя в кармане бутылку «Метаксы».- У нашей передни зубы были золотые. А тут - железо обыкновенное. Неправильно так людей дурить.

- Фу-ух, - утёр бахилом вспотевший лоб полутрезвый санитар. - Работать с клиентами все тижалее становится. Раньше я такого не видел, чтобы до последнего зуба подсчитывали. Вон, глядите: бирка на ноге соответствует квитанции - значит, берите, кого выдают.

Полковник, выхватив у Парахина из кармана бутылку, отхлебнул два глотка. И, подперев щёку санитара вздрагивавшим от предвкушения скандала кулаком, просипел сквозь ноздри:

- Ежли не знайдёшь кого положено, то мы с тобой исделаем што следует.

- Ис-справимся, - понял санитар. - Пройдёмте в холодильник.

Следующие полчаса они ворочали трупы с боку на бок. Подходящего не находилось. Одну тощую тётку, правда, хотел облюбовать Парахин:

- У этой, гля, кольцо обручательное. Может, её возьмем?

- Да не золото это, - пожаловался санитар. - Бронза, я проверил.

- А тогда веди меня к руководству! - рассвирепел Скрыбочкин, стараясь не возвращать «Метаксу» синему от огорчения Парахину. - Счас я тебе покажу, как чужих покойников налево запускать!

На выходе из холодильника их встретила вереница озабоченных родственников.

- Что случилось? - поинтересовался кто-то. - Почему задерживают с раздачей?

- Дак вообще радуйся, ежли не с пустыми руками отсюдова удалишься, - полковник сдвинул фуражку на затылок, шагая мимо. - Чему я сильно удивлюся.

- Тута, похоже, заграница за наш счет поживляется, - печально хихикнул прапорщик. - Потому как здесь хоть шаром прокатись, а нужного лица не увидишь.

На заждавшихся получателей его реплика возымела каталитическое действие. Из толпы раздались возбуждённые реплики:

- И вправду, пора прекращать эти безобразности! У нас демократия! Кончилось время, когда людей заставляли стоять в очередях!

- Небось по знакомству через задний ход выдают как с добрым утром! Или за деньги! У кого кошелёк толстый, тех сейчас уважают!

- Да просто раздербанивают усопших на унутрение органы! А что, ноне это запросто! Для трансплантациев!

- А нас тут маринуют, подлюки!

- Надо самим организовать выдачу!

И пока полковник и прапорщик пинали санитара в направлении кабинета начальника морга, граждане ворвались в помещение холодильника и принялись, пихая друг друга, растягивать мертвецов по домам. В тесноте и неразберихе случались ошибки. Так, двое еле державшихся на ногах мужиков затеяли единоборство над телом неопределённого вида, доказывая окружавшим, что это единоутробный папахен каждого из них. А другой дядька в порванном до самых пят жилете безуспешно бегал у всех по ногам за юркой старушкой со взваленным на плечо покойником, обвиняя её в том, что она своровала у него из-под носа братана, хотя дядька и опознал родственника по синякам на роже. Вскоре дело переросло во всеобщую драку. Которую Скрыбочкин застал близившейся к финалу, волоча за шиворот полузадушенно возмущавшегося начальника морга Отара Тухлидзе.

- Бардак тут, а не морг, - приговаривал позади Парахин. – Даже похужей бардака, потому что тел на всех не хватает.

- Наверное, бирки санитары перепутали, - сипло оправдывался Тухлидзе. - Могли по ошибке кому-нибудь вашу бабушку выдать.

- Это мне слушать даже не интересно! - проорал Скрыбочкин, сшибив кулаком какую-то зазевавшуюся тень. - Ты мне положенную покойницу предъяви, коли сам ещё хочешь живьем по свету походить!

Тут Тухлидзе повезло. Он наткнулся на труп кладбищенского некрофила Лошадиди с осиновым колом в спине:

- Так вот же она, - истерично захихикал начальник морга, который всё равно уже не видел другого выхода из холодильника. - Я же говорил, что бирки перепутали!

- А морда отчего у ней почернелая? - засомневался Парахин.

- Наверное, смерть у нее была тяжёлая, - нашелся Тухлидзе.

- Это точно, - покивал Скрыбочкин, перевернув некрофила сапогом, чтобы разглядеть осиновый кол. - Упреждал её, дуру, штоб по очередям за акциями не шаблалась: там же придурки одни собираются - гля, до чего челувека замордовали, опознать невозмжно...

- Может, не она это? - подступил Парахин к Тухлидзе. - Ты можешь подобрать нам кого-нибудь более подобающего?

- Да ведь никого уже в холодильнике не осталось, - разрыдался тот. - Всех растащили эти хулиганы!

- Раз так, то не будем торгуваться, - решил Скрыбочкин. - У меня захоронение на завтра назначено. Не стану ж я сурьёзное мероприятие из-за пустяка срывать.

Они погрузили труп на спину Тухлидзе и пошли втроём останавливать попутный транспорт.

Скрыбочкин не знал, что на самом деле всё было не так. То есть, его тёща, разумеется, приняла участие в развернувшейся на почве ценных бумаг потасовке. Но принимать смерть она и не думала. А просто, перекалечив посильное количество народа, вскоре была доставлена с истоптанным черепом в реанимацию в качестве неопознанного лица.

Она не сообщила своего имени, потому как была человеком старой закалки и боялась политического ярлыка за учиненные с её помощью беспорядки. Тёщины документы лежали в сумочке, которая утерялась в потасовке и затем была найдена в ногах задавленной толпой посторонней бабульки. Отсюда проистекла ошибка, и данная чужеродная старушка была отнесена на счёт Скрыбочкина.

...Пока ничто не омрачало радость полковника. Он сидел дома, отмечая с Парахиным первый свободный день после похорон. А его тёща, между тем, оклемавшись, сбежала из-под капельницы и двинулась домой на общественном транспорте.

Когда она появилась на пороге в двух левых тапочках и больничном халате, Парахин перекрестился:

- Привидение...

А Скрыбочкин, поперхнувшись водкой, потянулся к пистолету.

- Да ты чё, милай? - засуетилась старушка. - Али сродственницу с пьяных мозгов признать затруднился?

- Тогда предъяви документы! - испуганно гаркнул Скрыбочкин.

- Потеряла я их, в драчке-то, - заулыбалась ответчица.

- А ну, кум, попридержи-ка её пять минут, покамест я всё улажу, - шепнул полковник через стол.

Парахин схватил поздно опомнившуюся, но всё же выставившую зубы и принявшуюся плеваться бабульку. А Скрыбочкин метнулся к телефону и, вызвав знакомого психиатра по фамилии Биздик, сообщил тому:

- Тут ко мне в дом сумасшедшая ворвалася, с манией величия: тещей моей представляется. Ты б её забрал от греха.

- Буйная? - Биздик подмигнул разминавшим кулаки санитарам.

- Навроде того.

...Когда полковничья тёща была увезена психиатрической бригадой, Парахин промакнул половиком царапины на лице и, разливая по стаканам, заметил:

- Вроде б и похожая, зараза...

- А мне-то што теперя, - встрепенулся Скрыбочкин. И вывалил на стол кипу похоронных документов:

- Бумаги-то, главное, в полном порядке, гляди! А жисть у нас – она бумагам должна соответствовать, - он поднял свой стакан. - Ты давай, допивай быстрей. Или забыл: мы сегодня ещё собиралися по бабах закатиться…

Если Вы желаете оказать нашему изданию посильную материальную помощь, нажмите кнопку «Поддержать журнал», которую Вы увидите ниже, пожертвовав сумму, которую Вы посчитаете нужным. Благодарим заранее!
Поддержать журнал
ДЛЯ РАСПРОСТРАНЕНИЯ ПУБЛИКАЦИИ ПО СОЦИАЛЬНЫМ СЕТЯМ, ЖМИТЕ НА ЭТИ ЗНАЧКИ



ДИАЛОГИ ИЗДАНИЯ
ИСТОРИЯ ИЗДАНИЯ