БЕСПРЕДЕЛ В БЕЛОМ ХАЛАТЕ

18 Апреля 2013
БЕСПРЕДЕЛ В БЕЛОМ ХАЛАТЕ

…До сегодняшнего дня, «крайних» в этой истории так и не нашли. Хотя, вряд ли, и особо искали. Так, для вида, разве что. Для «галочки»… 

Должностные лица, как водится, молча разводя руками, переводили «стрелки» друг на друга. И вот, закономерный итог: виновных нет. А на «нет», как издавна повелось на Руси Великой, и суда нет…

С кого спросить, если жизнь, здоровье и безопасность граждан, не защищеных деньгами и связями, в неподражаемой Российской Федерации сегодня не ставится и в ломаный грош? 

Ведь, так, господа властьимущие?...

…Эта неприглядная история произошла в одном из самых известных и не менее коррумпированных регионов Российской Федерации – Краснодарском крае. Жительницу г. Краснодара – Парфенову Валентину Петровну (по ее просьбе, имя, отчество и фамилия изменены) мастадонты Кубанской медицины целых восемь месяцев лечили от туберкулеза, которого у нее не было. Все это время, горе-врачи использовали сверхсильные препараты. Которые, мало того, что оказывают побочные действия на почки и печень, повышают чувствительность к солнечым лучам, но еще и вызывая чувство глубокой депрессии, могут оставить больного глухим и слепым на весь остаток жизни…

…27 марта 2009 года в поликлинике Масложиркомбината «Краснодарский» у Парфеновой заподозрили легочную патологию. И для дальнейшего уточнения диагноза, направили, в Государственное учреждение здравоохранения Краснодарского края «Клинический противотуберкулезный диспансер». Ситуация, казалось бы, обыденная. Широкий специалист направил больную к узкому, который, проведя исследования, по идее, и должен был сказать решающее слово. Но, в случае с Парфеновой все оказалось по-другому. Участковый фтизиатр Ирина Джигаева, взяв за основу лишь рентгенологический снимок, с энтузиазмом, достойным «звезды» мировой медицины, незамедлительно констатировала: у Валентины диссеминированный туберкулез в фазе инфильтрации. И Парфенову госпитализировали в отделение легочного туберкулеза № 2, где ее лечащим врачом оказался сам заведующий – Сергей Письменный.

- Лечить пациентов он предпочитал на выбор,- рассказывает Валентина Парфенова. - В палате, которую наблюдал, лежали девушки из обеспеченных семей. И места там «бронировались» заранее. Когда поступила в ОЛТ я, Письменного на работе не оказалось. А свободные койки были лишь в «его» палате. С большим трудом, муж договорился с персоналом, чтобы меня поло-жили туда. Поскольку, изначально, я едва не осталась в коридоре. Пока в других женских палатах освободятся места. И на следующий день Письменный оказался неприятно удивлен. Ему не понравилось, что я попала в «элитную» палату без его ведома. Но больше то, что я жена арменина…

…По словам Валентины Парфеновой, в дальнейшем, Сергей Письменный не раз допускал при ней расистские высказывания и оскорбительные реплики в адрес ее мужа. Уточнял, что, именно по этим соображениям, не желает с ним видеться. Тем более, консультировать по вопросам ее здоровья. А если тот явится, не станет с ним разговаривать.

- Бесцельно пролежав в диспансере несколько дней, я, затем, все же приступила к обследованию, продолжает рассказ Валентина Парфенова.-    Первоначальный диагноз быстро подтвердили, опираясь на единственный анализ, выявивший микобактерии. Позже я узнала, что подобные микроорганизмы могут выявляться у людей и не при туберкулезе. Думаю, знал об этом и мой врач. Учитывая его солидный стаж, опыт работы, а главное – такую «громкую» должность. Тем не менее, возможные негативные последствия моего лечения никого не волновали. Поскольку относились ко мне, как к существу среднего пола и сословия. Из-за ложного врачебного диагноза, я находилась среди опасных больных, рискуя заразиться. В палатах, коридоре, столовой и даже санузле присутствовали люди с открытыми формами туберкулеза. Случалось, на соседних койках, и умирали. Но, убирали трупы не сразу… И как уже говорилось, первые три дня со мной ничего не проводили. Осмотрели и все… Смысл тогда был госпитализировать? Чтобы я наяву полюбовалась ужасами?

…После подтверждения диагноза, Парфеновой назначили лечение. Среди лекарств были такие сильнодействующие, как изониазид-химиопрепарат, пирозинамид, рифампицин и стрептомицин. Побочные действия первого - состояние глубокой депрессии, головокружение и тошнота. Второй «сажает» печень и почки. От рифампицина, за считанные секунды, гарантирован солнечный ожог. А от применения стрептомицина, особенно, если в этом нет необходимости, можно навсегда оглохнуть.

Стоит ли удивляться, что от подобного лечения Парфеновой становилось только хуже? Могло ли быть иначе, если в борьбе с мнимым туберкулезом, ее постоянно преследовали глубокая депрессия, тошнота, жуткие головные боли и как следствие, - отсутствие аппетита? Полагаю, вряд ли. Но, лечащие врачи Валентины Парфеновой явно думали по-другому, приумножая пагубность неизбежных последствий. И принимая назначенные антибиотики, Валентина несколько раз перенесла токсический гепатит…

Тем временем, ей потребовалась несложная гинекологическая операция. Это не было связано с туберкулезом. Однако, мнимый статус больного, опасного для общества, не позволял перевести Парфенову в другое медучреждение. И 17 июня ее направили в урогенитальное отделение Краснодарского ГУЗ «Клинический противотуберкулезный диспансер». Где и прооперировали. И, даже после хирургического скальпеля, в период реабилитации, больной все равно давали те-самые препараты. От которых уже темнело в глазах… И лежа на послеоперационной койке, Парфенова снова впадала в депрессивное забытие… 

В августе ее перевели в отделение № 1, которым заведует Ванда Таволжанская. И осмотрев Валентину, белохалатные оптимисты, со свойственным им завидным энтузиазмом, решили лечение… усилить. К препрепаратам, назначенным раньше, добавились еще три: этамбутол, циклосерин и вторхиналон-офлоксацин.

Особо примечательно, что при побочных действиях, этамбутол понижает зрение. Циклосерин оказывает психотропный эффект. А при длительном приеме приводит к нарушениям психики, усугубляя депрессию и головные боли. Случалось, даже, что отдельные больные, принимая этот препарат, доходили до суицида… Вторхиналон-офлоксацин обостряет чувствительность к ультрафиолетовым лучам. 

Вобщем, мучения продолжались. Истощенный организм отравлялся. А обнадеживающего результата все не было.

…Уж на исходе октябрь. Седьмой месяц лечения! На снимках никаких изменений. Что делать? Обоснованно возникли сомнения в диагнозе. И Парфенову подвергли мучительной операции. На языке медиков это называется: «легочная миниторакотомия и биопсия». По-простому – хирургическое внедрение в легкое. Для получения проб... 

Оперировали в отделении ТЛХ ГУЗ «Клинический противотуберкулезный диспансер», заведует которым Сергей Гребенников. И там, как утверждает   Валентина, она снова ощутила себя «куском мяса».

После операции ее даже не поместили в реанимационную палату. А вернули в обычную, лишив ухода. Объяснение было простым: «не выявлена этиология заболевания…» 

Стало быть, если вы больны, но медики не знают, чем, - опасности нет. Хоть, даже ваша плоть и побывала под скальпелем. Вероятно, именно так рассуждали лечащие врачи Парфеновой. Поскольку, вместо персонала, за неподвижной и беспомощной Валентиной целых два дня присматривали другие милосердные пациентки. Больные туберкулезом!

Что же это? Жестокосердие? Бесчеловечность? Халатность? Или сразу, все вместе? К сожалению, вопросы эти пока открыты…

Как бы там ни было, 23 ноября горе-лечители все же созрели для уточнения диагноза Валентины Парфеновой на врачебном консилиуме. 

Как только он состоялся, результат буквально ошарашил всех. Но, в первую очередь, конечно же, саму Парфенову.

ИЗ ИСТОРИИ БОЛЕЗНИ В.П. ПАРФЕНОВОЙ:

«…23 ноября 2009 года был проведен консилиум с участием заведующей кафедрой фтизиопульмонологии КГМУ профессора Дорошенковой А.Е., где на основании клинико-лабораторных исследований был исключен диагноз: «Дессиминированный туберкулез в фазе инфильтрации». Настоящий диагноз: «Саркоидоз легочно-медиастинальной формы…»

Подобное означало, что страдания, перенесенные Валентиной за восемь месяцев, показавшихся целой вечностью, были совершенно напрасными. А ее настоящий недуг, по тяжести и последствиям от туберкулеза очень далек. Как, впрочем, и по лечению. Потому, уже на следующий день, больную спешно выписали.

Саркоидоз не требует госпитализации, не передается воздушно-капельным путем. А главное,- не лечится сверхсильными антибиотиками. Из-за недобросовестности же врачей, Валентине пришлось пройти, ни много, ни мало, через ад, отголоски которого не оставляют ее даже сегодня. По мнению пострадавшей, у нее «посажена» иммунная система. Мучают головные боли. А временами и приступы депрессии… 

Что причиной тому? Перенесенные нравственные страдания? Последствия сверхсильных препаратов? Сразу все вместе?

Ответы на эти вопросы теперь, по-видимому, сможет получить только следствие. И будем надеяться, что работа следователей окажется эффективнее, нежели само лечение пострадавшей...

- При правильном диагнозе, я бы не подорвала здоровье, не жила бы среди инфицированных,- комментирует ситуацию Валентина Парфенова.- Не подвергалась бы депрессии, приступы которой случаются у меня и сейчас. А главное, не испытала бы того, что чувствует человек, считающий себя больным опасной болезнью! Во всем я виню лечащих врачей. 

…Сейчас Парфенова состоит на учете у пульмонолога в Краснодарской краевой больнице им. проф. Очаповского С.В. И есть надежда, что, в этот раз, лечение ей назначено правильно. Во всяком случае, по словам ее новых врачей, болезнь медленно отступает... 

А вот белохалатные «боссы» Кубани вины за случившееся, как видно, не чувствуют, взирая на все, что называется, свысока и сквозь пальцы. 

По версии Департамента здравоохранения Краснодарского края, Парфенова, оказывается, не лечилась, а лишь обследовалась в тубдиспансере.

Но, позвольте, почему, тогда, восемь долгих месяцев ее закармливали сверхсильными таблетками? Может, внедряли новые технологии? А с людьми, страдающими открытыми формами туберкулеза, для чего держали? 

Впоследствии, Валентина не раз обращалась в Департамент здравоохранения Краснодарского края с просьбой о бесплатном санаторно-курортном лечении.   Но, ей отказывали. Мотивировка, - ну, комар носа не подточит: нет группы инвалидности. 

А в одном из писем, за подписью заместителя руководителя Департамента здравоохранения Краснодарского края Марины Вартазарян, говорится, что Парфенова и не обращалась в поликлинику МЖК «Краснодарский» по вопросу реабилитационного лечения. Примечательно, что автор ссылается, на личную беседу с пострадавшей. Но, как утверждает Валентина, каких бы то ни было, бесед с ней никто не проводил.

В последнем письме Марина Вартазарян все же дала согласие на предоставление Валентине Парфеновой путевки в санаторий. Правда, за деньги больной. И как говорится, вашим салом вам по мусалам, несмотря на очевидную недобросовестность подчиненных врачей!

Стало быть, не долечили девушку белохалатные гении. Не довели до инвалидности… Потому, и не дотягивает она теперь до бесплатного санатория. Что поделаешь? Полагаю, комментарии здесь излишни…

Вместе с тем, Валентина Парфенова - далеко не первая из пострадавших от белохалатного беспредела, процветающего сегодня в Краснодарском крае. И особо примечательно, что, за последние пять лет, его жертвами становились не только взрослые. Взять, хотя бы семью Варенниковых из г. Апшеронска, где четырехлетний ребенок, по вине врачей, потерял сразу обе ноги. Или годовалую девочку, которой, после лечения в одной из Краснодарских больниц, ампутировали руку. 

Виновного врача, конечно, посадили. После чего, он повесился в камере Краснодарского следственного изолятора. Только, сомневаюсь, чтобы это как-то улучшило искалеченную судьбу маленького ребенка… А недавно, один из врачей Краснодарского ГУЗ «Клинический противотуберкулезный диспансер» едва не был убит своим пациентом…

Словом, примеров предостаточно. И если принято считать, что рыба гниет с головы, невольно возникает вопрос: те ли люди находятся сегодня у руководства Кубанским здравоохранением? Соответствуют ли они своим мягким креслам и «громким» должностям? 

Как считают в Минздраве России? А в Администрации    Президента РФ?

…До сегодняшнего дня, виновных в подрыве здоровья Валентины Парфеновой так и не нашли. Хотя, вряд ли, и особо искали. Так, для вида, разве что. Для «галочки»… Врачи, поставившие ей страшный диагноз и пошатнувшие здоровье не менее страшными препаратами, трудятся на прежних должностях. Они снова лечат, не получив даже мелких дисциплинарных взысканий! И по мнению главного врача Краснодарского ГУЗ «Клинический противотуберкулезный диспансер» Натальи Шевченко, при безусловной поддержке руководителя Департамента здравоохранения Краснодарского края Елены Редько, люди эти, бесспорно, соответствуют своим местам. Равно, как и они сами. 

Чем еще объяснить бездействие и благодушие этих двух белохалатных «боссов»?

Более того, Наталья Шевченко берет на себя смелость утверждать, что никто из лечащих врачей Валентины Парфеновой, оказывается, ничего противоправного не совершил. И потому, наказания не заслуживает.

Так, по ее мнению, в отделении, которым заведует Сергей Письменный, Парфеновой, оказывается, не могли предложить остаться в коридоре при наличии мест в палате. Поскольку, по словам главврача, в диспансере с этим очень строго.

Но, позвольте, для чего тогда Валентине, а главное,- множеству других больных, оговаривать врачей? С какой целью? 

У Натальи Шевченко этому имеется свое объяснение: «срыв» отрицательных эмоций…

В отделении ТЛХ, где заведующим Сергей Гребенников, Парфенову не положили в реанимационную палату, оказывается, из-за того, что при саркоидозе интенсивная терапия не предусмотрена. И как ни странно, по версии Натальи Шевченко, даже после скальпеля.

Но, позвольте, саркоидоз же у Парфеновой выявился лишь на последующем консилиуме врачей, но никак не при операции!

Держали же ее с заразными больными, применяя сверхсильные препараты, по версии главврача, потому, что симптомы туберкулеза и саркоидоза часто схожи… 

…Стало быть, никаких ошибок не было. А «посаженное» здоровье Парфеновой – лишь издержки лечения. Мелочи, говоря иными словами... Вот-такой замкнутый круг. И неудивительно, что после общения с Натальей Шевченко мне сами-собой вспомнились слова из песни: «Круговая порука мажет, как копоть…»

Из-за этого, сталкиваясь с такими экстраординарными проявлениями окружающей нас действительности, и задумываешься, невольно, о многом. В частности, о том, насколько подобное страшно, уродливо, но, к сожалению, теперь, так характерно для житницы-Кубани. Не менее благодатными оказались на ее земле и условия. Для посева, взращивания, а затем и пожинания столь неприглядных всходов. Чему удивляться, если жизнь, здоровье и безопасность граждан, не защищенных деньгами и связями, в неподражаемой Российской Федерации сегодня не ставят и в ломаный грош?

Ведь, так, господа властьимущие?


Дмитрий ДАРМОДЕХИН

"МИРОВОЕ СООБЩЕСТВО"

Поддержать журнал
ДЛЯ РАСПРОСТРАНЕНИЯ ПУБЛИКАЦИИ ПО СОЦИАЛЬНЫМ СЕТЯМ, ЖМИТЕ НА ЭТИ ЗНАЧКИ



Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение
 
НАШИ ДИАЛОГИ
НАША ИСТОРИЯ