Наши литераторы: поэты и прозаики

  • ОШИБКА

    6 Марта 2017

    Утром Зинаида Валерьевна собралась сходить в магазин секонд-хенда, присмотреть себе что-то новенькое. Просто для настроения. Побаловать себя обновкой, пусть и ношенной уже кем-то, но все равно, красивой, брендовой вещью.
    Новинки брендов, выставленные в бутиках, по цене недоступны простой служащей захудалой конторы, а в секонде можно купить за смешные деньги подлинного Ральфа Лорена или Соню Рикель. А кто слегка сносил эту вещь, она сама или предыдущий хозяин, никто и знать не будет.

  • КРУШЕНИЕ

    21 Февраля 2017

    Перрон блестел от дождя, пассажиры перешагивали мелкие лужицы, таща за собой чемоданы на колесиках, колесики расплескивали воду крохотными фонтанчиками. Воздух был свеж, и вокзальный шпиль четко выделялся в серо-голубом небе.
    Чиликов бодро подкатил свой небольшой сак к входу в вагон, поднял его наверх. Проводник посмотрел билет, кивнул – проходите.

  • КРЕСТОВАЯ ОТВЕРТКА

    18 Февраля 2017

    Иван Степаныч любил выпить. Не так, конечно, чтоб вусмерть, не валяться же под забором, он не пропащий какой, но так чтоб радость душе доставить, так это да. Особенно домашнее вино, крепкое, душистое.

  • ЗОНТИК

    2 Февраля 2017

    Этого дня Мишка ждал два с половиной года. Он не знал, что это будет длиться так долго, но знал, что ожидание обязательно кончится хорошо. И сейчас он высматривал в дверях Ленку, которая должна была сказать ему, что город свободен, и он может выходить.

  • БОРЬКА

    2 Февраля 2017

    Пыльная дорога петляла меж полями, пересекала мостики над мелкими речками, иногда укрывалась от солнца редкими лесопосадками. Дорога тянулась от самого города уже давно, сначала она была асфальтовой, потом свернула в сторону и стала грейдерной, потом просто земляной и очень пыльной. Пыль достигала щиколоток людей, шагавших по ней уже вторые сутки. Их было очень много, старых и молодых, женщин и детей. Они шли молча, маленьких детей несли на руках. Кто шел в сапогах, кто в ботинках, кто в тапочках, женщины в туфлях, уже порванных и покрытых пылью. Но во что бы ни были обуты люди, все шагали тяжело, устало, волочили ноги, спотыкались. Время от времени кто-то отставал, не мог больше идти, или просто садился на землю. Тогда к нему подходили солдаты с собаками, стреляли и оттаскивали в сторону опавшее, как тряпичная кукла тело, чтобы не мешало идти другим. На протяжении всей дороги и вдоль асфальта, и вдоль грейдера, и вдоль земляной, человеческие тела отмечали собой этот путь, как верстовые отметки.


НАШИ ДИАЛОГИ
НАША ИСТОРИЯ