Наши литераторы: поэты и прозаики

  • Ахтынская крепость

    И остросюжетной художественно-документальной повести автор воссоздает одну из малоизвестных страниц истории Дагистана - осаду Ахтынской крепости во время восстания горцев против царизма под предводительством Шамиля. Широкая панорама событий разворачивается во всей достовернотсти через психологию и поступки реальных исторических лиц: царя Николая 1, коментанта Ахтынской крепости Ф. Ф. Рота, Мирзаали ал Ахди и других.

  • УРАНЛЕР

    20 Июля 2012

    «Боинг-747» с пятью сотнями пассажиров на борту, в большинстве студентов и старшеклассников, совершающих летние туристические поездки в страны, чьей древней истории отводится много времени в учебных программах, быстро набрал необходимые обороты четырех моторов, и, будто уверенный в своих силах штангист-тяжеловес, легко и уверенно оторвался от раскаленной июльским солнцем взлетной полосы Массачусетского международного аэропорта и взял курс на Рим.
    Притихшие было в тревожном ожидании во время взлета юноши и девушки вновь загалдели, а появление в проходах салона добродушно-услужливых стюардесс и стюардов с тележками, уставленными разноцветными пластмассовыми тарелками и бутылками для ланча, еще больше прибавило им веселья.
    Джону Джиорсу, тридцатилетнему, долговязому аспиранту Массачусетского технологического института, есть не хотелось. Всю ночь он с друзьями и подругами провел на его ферме в полсотни миль от побережья Атлантики, отмечая свой отъезд на Российский Кавказ. Куда Джон летел за кладом золотых монет, припрятанных еще его прадедом в далеком 1918 году Джиорсом и его компаньоном – итальянцем, с которым, то же инженером, строил первые железобетонные мосты в Дагестане.

  • ПОБЕГ ИЗ СУМЕРЕК

    20 Декабря 2011
    ПОБЕГ ИЗ СУМЕРЕК

    ... Переливаясь всеми цветами радуги на фоне надвигающихся сумерек, ресторан “Астория” жил обычной жизнью. Все было, как всегда. Между столиками взад-вперед сновали официанты с подносами. Неподалеку от входа, в отблесках люминисцирующих рисунков миниюбок и маек в сеточку, ожидали клиентов напомаженные «ночные бабочки». Гвалт захмелевшей толпы танцующих в центре зала тесно переплетался с отзвуками электрогитар... В этот вечер здесь оказалось на редкость много посетителей и места за всеми столиками были заняты, если не считать одного в самом дальнем углу, где одиноко примостился поседевший мужчина средних лет, одетый в потрепанную камуфляжную куртку, из-под которой выглядывала голубая тельняшка “афганца”- десантника. Взгляд его был устремлен куда-то в одну точку. Рядом стояла недопитая бутылка “Смирновъ”... Вот дрожащая рука незнакомца с силой сжала рюмку, которая хрустнула, поранив осколками пальцы. Не чувствуя боли, “афганец” достал из стоявшего около стола кейса складной стакан, куда вылил все, что оставалось в бутылке. Почему-то его не брало... А в голове, точно истребители в ночи, одно за другим проносились воспоминания. Никак не отпускали отставного капитана времена, когда он еще был молодым безусым лейтенантом... Когда, едва окончив училище, неожиданно расстался с невестой и подал рапорт о направлении его в горячую точку... Все эти события, медленно проплывая перед глазами, в очередной раз заставляли пережить себя вновь. И ведя капитана запутанными мысленными тропами, уже в который раз, возвращали его в 1982 год. Самый разгар войны в Афганистане. И в ту трагическую ночь…

  • КОШАЧИЙ БУМ

    8 Ноября 2011

    …Очевидцы утверждают, будто больше всего на свете неподражаемый генсек ЦК КПСС Никита Сергеевич Хрущев любил две вещи: попить водочки под хорошую закуску и поохотиться на зайцев. И так совпало, что осенью, в середине пятидесятых, СССР посетил его коллега из ГДР – Вальтер Ульбрихт. Тоже генсек, только, как говорят в народе, германского розлива. Как и было принято, Хрущев повозил его по советским достопримечательностям. Однако прибыл в Москву его немецкий гость явно не для этого.

  • КОЗОЛУП И ТЕМНАЯ ИЗНАНКА СЛОВ

    Митрич - не духовидец или экстрасенс какой, но иной раз не гнушается заглянуть в будущее по насущным вопросам. Дело полезное, поскольку от многих неприятностей уберегает.
    Чтобы недолго ходить за примером, взять хоть недавний случай, чуть не завершившийся плачевным знаком препинания… Как-то среди белого дня шагает Митрич по своим неприметным делам - и видит: на обочине, вблизи автобусной остановки, незнакомый мужик (хоть и в единственном лице, но здоровенная орясина) за неясную провинность почём зря дубасит палкой козла, привязанного к придорожному столбу. Животному промеж побоями, само собой, траву жрать некогда, потому оно скачет и базлает по-козлиному, чтобы хозяину стало понятнее, какие у него по этому поводу возникают болевые ощущения... И полбеды, если б Митрич заурядным образом пожалел бедного козла - а то вдруг останавливается и пытается представить ближайшее будущее, которое должно проистечь из его дальнейших действий.
    А действия, по его мнению, простые...


НАШИ ДИАЛОГИ
НАША ИСТОРИЯ